Статьи

Казахстанская трагедия: Пять лет со дня расстрела рабочих Жанаозена

25 мая 2017 12:00
Казахстанская трагедия: Пять лет со дня расстрела рабочих Жанаозена

Шестнадцатого декабря исполняется пять лет с момента расстрела митинга нефтяников в городе Жанаозен на западе Казахстана силами полиции и внутренних войск. Тот митинг стал апогеем почти восьмимесячной забастовки и противостояния рабочих и жителей этого региона с работодателями и властями. Назарбаевский режим потопил выступление в крови, так как забастовка приобрела четко выраженный политический характер, особенно с середины и на завершающем этапе. Политическое сознание трудящихся поднялось тогда за эти месяцы так, как никогда ранее на всем постсоветском пространстве.

На митинге 16 декабря 2011 года рабочие должны были зачитать резолюцию с призывом к всеобщей политической забастовке с требованием отставки Назарбаева и его правительства. Боясь распространения забастовки на соседние регионы и на добывающие отрасли по всей стране, режим пошел на применение оружия, чтобы запугать трудящихся и не допустить формирования единого классового профсоюза и Рабочей партии. За месяц до расстрела как раз и был сформирован единый рабочий комитет всей Мангистауской области, где и были поставлены данные задачи перед всем рабочим движением.

Предпосылки забастовки

Оглядываясь назад, можно применить к этой забастовке такие эпитеты, как «героическая» или «великая», так как она впервые, действительно, поколебала устои нынешнего строя в Казахстане, установившегося после разрушения СССР, и затронула вопросы собственности и власти. Начиная с 2009 года, рабочие в разных регионах на своих митингах и стачках выдвигали требование национализации производства, но именно в Мангистауской области это требование прошло через всю забастовку.

Коллективы изнывали и продолжают изнывать под гнетом иностранного капитала, который варварски и хищнически выкачивает из недр никем не учтенные миллионы тонн нефти, газа и полезных ископаемых. При этом после многочисленных оптимизаций, нормы выработки выросли в разы, зарплата падала из-за штрафов и невыполнения планов, а сами рабочие вынуждены работать на устаревшем и изношенном советском или китайском оборудовании. Профзаболевания и гибель рабочих на производстве стали обыденной нормой.

Особенно это касается китайских компаний и менеджеров, которые хозяйничали в филиалах якобы национальной компании «КазМунайГаз», в частности в АО «МангистауМунайГаз», АО «КаражанбасМунайГаз», ПФ «ОзенМунайГаз» и других. Особенно сильно от многочисленных оптимизаций и преобразований пострадали тогда и страдают сейчас рабочие вспомогательных предприятий. Они были выведены из основного производства и превращены в якобы самостоятельные сервисные ТОО. Как и в 2011 году, именно рабочие этих ремонтных и буровых компаний находятся сейчас в авангарде борьбы нефтяников, добиваясь национализации своих предприятий под контролем трудовых коллективов.

Другим важным моментом была и остается борьба за профсоюзы. Поэтому требование свободы профсоюзной деятельности стало одним из самых главных, и, собственно, с него и началась эта забастовка на промыслах и предприятиях АО «КаражанбасМунайГаз». Противостояние началось, когда китайские менеджеры во главе с Юань Му не признали результаты внеочередной отчетно-выборной конференции в марте 2011 года, на которой рабочие убрали с поста председателя ставленника работодателей. Охрана компании арестовала тогда офис, кассу и документацию профсоюза АО «КаражанбасМунайГаз», а на членов профкома начались вооруженные нападения наемных банд. Как выяснилось, бандиты были связаны с чиновниками областной администрации и через избиения и угрозы применения огнестрельного оружия прямо на территории тщательно охраняемых промыслов (!) требовали от членов профкома отказаться от результатов конференции.

В ответ вахтовые бригады с апреля стали объявлять массовые голодовки на промыслах с требованием немедленно прекратить террор в отношении своих товарищей, одному из которых сожгли дом. С 9 мая на всех предприятиях АО «КаражанбасМунайГаз» началась бессрочная забастовка, которая через две недели перекинулась на предприятия ПФ «ОзенМунайГаз», где как раз сразу и выдвинули требование национализации не только сервисных компаний, но и всей добывающей промышленности страны.

Конечно, сначала битва началась из-за невыплаты коэффициентов и вокруг требования изменения системы оплаты труда, но по мере усиления репрессий и попыток натравить на бастующих бюджетников, содержание забастовки резко политизировалось. Катализатором этого послужил арест в конце мая юриста профсоюза АО «КаражанбасМунайГаз» Натальи Соколовой по заявлению того самого китайского менеджера Юань Му, когда её обвинили в организации «незаконных профсоюзных собраний» и в «разжигании социальной розни». Через неделю по тем же обвинениям был арестован лидер рабочих ПФ «ОзенМунайГаз» Акжанат Аминов.

После череды увольнений активистов бастующие инициировали массовый выход из правящей партии «Нур-Отан», куда их поголовно записывала администрация предприятий, а также выдвинули требование повышения зарплаты учителям и врачам Жанаозена на 60 процентов и немедленного освобождения своих арестованных лидеров. Тогда образовалось несколько постоянных мест собраний рабочих – это автовокзал в Актау (областном центре), площадь у офиса АО «КаражанбасМунайГаз» в том же Актау, а также территория предприятий на промыслах ПФ «ОзенМунайГаз», где продолжалась бессрочная забастовка.

Первое применение силы против бастующих

5 июня состоялась первая массовая демонстрация, когда рабочие АО «КаражанбасМунайГаз» прошлись по улицам города Актау и дошли до здания акимата области, потребовав прекращения репрессий и увольнений, а также освобождения из тюрьмы Натальи Соколовой. Впервые против демонстрантов были применены силы полиции и задержано несколько сотен участников. В последующем около 20-ти рабочих в камерах в знак протеста вскрыли себе вены и животы. В отношении активных участников акции и членов профкома также были возбуждены уголовные дела.

Для того чтобы очистить от лагеря бастующих территорию предприятий ПФ «ОзенМунайГаз» 8 июля против рабочих были применены уже отряды ОМОНа. Тогда также произошли отдельные столкновения и массовые задержания. После этого события многотысячная толпа уже окончательно перебралась на центральную площадь Жанаозена Алан, где до середины декабря круглосуточно шли митинги протеста.

Несмотря на запугивания и жесткие действия силовиков, властям не удалось изолировать бастующих. Наоборот, забастовка поддерживалась за счет сбора средств с работающих нефтяников других компаний, а также местным населением. Показательными были постоянные митинги рабочих-железнодорожников и жителей поселка Шетпе, которые постоянно собирали продукты и деньги в фонд поддержки бастующих.

Тогда и произошел вопиющий случай использования против протестующих истребителя министерства обороны Казахстана: самолет несколько раз снижался, и на бреющем полете пролетал прямо над головами митингующих, стремясь разогнать людей. Количество тех, кто помогал бастующим, от этого не уменьшилось, и даже наоборот – увеличилось. Так, активно поддерживали бастующих их жены, несмотря на постоянные попытки властей уволить их с мест работы. Супруги, дети и близкие бастующих даже пикетировали государственные учреждения, требуя выполнения условий нефтяников. Помогали рабочим пенсионеры и ветераны производства, а также безработная молодежь, которая постоянно присутствовала на митингах в Жанаозене.

Несмотря на массовые увольнения бастующих нефтяников ПФ «ОзенМунайГаз» и АО «КаражанбасМунайГаз» и на попытки заменить их новыми работниками, добыча на месторождениях упала в разы. Удар по прибылям правящей семьи был очень серьезным. Так, только в июне «ОзенМунайГаз» не добрал 85 тысяч тонн нефти от обычного уровня добычи. Такая же ситуация сложилась и на промыслах «КаражанбасМунайГаза». Правда, с этого момента проявились и первые элементы раскола бастующих, когда представители либеральной оппозиции сформировали объединение «Народный фронт» и попытались включить в его ряды целый ряд активистов из числа нефтяников.

Другая часть протестующих осталась на позиции необходимости создания единого координационного центра и единого профсоюза, а затем формирования своей самостоятельной политической организации. Мы с самого начала поддерживали именно вторую позицию, агитируя за политическую самостоятельность рабочего движения. И окончательно эти расхождения удалось преодолеть уже в ноябре, когда был избран единый Рабочий комитет.

Попытки дискредитации забастовки

С июля по ноябрь был период, когда во всех провластных СМИ была развязана настоящая кампания по дискредитации бастующих. Руководитель национальной компании «КазМунайГаз», средний зять президента Тимур Кулибаев в июле 2011 года обвинил в разжигании социальных конфликтов «оралманов» – этнических казахов-переселенцев, приехавших из соседних республик, а также из Монголии и Китая. Фактически из них власти попытались слепить внутренних врагов, виновных во всех бедах.

Для отвлечения внимания общественности от забастовки ряд пропрезидентских националистов во главе с Айдосом Сарымом начали кампанию по сбору подписей за отмену официального статуса русского языка. Часть из них в открытую выступили против забастовки, а потом даже поддержали кровавую бойню. Было очевидно, что власти будут делать все, чтобы изолировать и дискредитировать забастовку нефтяников как внутри страны, так и за рубежом.

Со своей стороны рабочие уже в июне послали свою делегацию во главе с Максатом Досмагамбетовым в Москву, где провели при поддержке активистов левых организаций первую пресс-конференцию и попытались разорвать информационную блокаду вокруг своей забастовки. Одним из значимых ответных актов поддержки стал демонстративный отказ британского певца Стинга выступать в Астане на концерте, посвященном дню рождения Нурсултана Назарбаева, 6 июля 2011 года. Этот демарш он объяснил тем, что, будучи выходцем из рабочей семьи, не может перешагнуть через пикеты бастующих нефтяников.

Также значительным актом моральной поддержки бастующих стал визит в Жанаозен и Актау депутата Европарламента от Социалистической партии Ирландии Пола Мёрфи. Во время переговоров с работодателями он предложил восстановить на работе всех уволенных участников забастовки, удовлетворить их экономические требования, выпустить на свободу арестованных лидеров, а также предоставить рабочим возможность самим определять дальнейшую судьбу своего профсоюза. Все эти предложения депутата тогда были отвергнуты работодателями и властями.

В августе силами Российской Коммунистической рабочей партии (РКРП) в Москве был организован митинг солидарности с бастующими рабочими, куда уже во второй раз приехала делегация бастующих рабочих. Было очевидно, что на международном уровне и в СНГ бастующих поддерживают исключительно только левые партии и организации, и было удивительно наблюдать абсолютное молчание международных профсоюзных центров и даже вожаков Конфедерации труда России (КТР) в отношении такой массовой забастовки в Западном Казахстане. Не исключено, что в этом сыграло свою роль лобби нефтедобывающих компаний, когда в недрах профсоюзных чиновников той же Международной конфедерации профсоюзов (МКП) бастовавших рабочих пытались представить в виде неких «экстремистов» и «маоистов».

В этой ситуации особую негативную роль сыграло руководство Международного союза пищевиков, а именно – сам глава этого объединения Кирилл Букетов, который в течение двух месяцев постоянно требовал от нас дополнительную информацию, сбор подписей членов профсоюза АО «КаражанбасМунайГаз» и другие документы. Но в августе, в самый разгар репрессий и террора, когда Наталью Соколову осудили на 6 лет заключения за «разжигание социальной розни», этот статусный профсоюзный деятель отказал в поддержке бастующим на основании того, что это якобы не «профсоюзная борьба».

Новое поколение рабочих добывающих компаний разных отраслей, которым сейчас от 20 до 30 лет, и которые были движущей силой забастовки нефтяников в 2011 году, также уже не запугать. Молодые активисты стремятся создать свои профсоюзы и группы, даже в таких тяжелейших условиях полицейского надзора. Со своей стороны мы должны добиваться сохранения и укрепления наших профсоюзных объединений, поиска новых форм и тактики действий, а также взять из опыта и уроков семимесячной забастовки нефтяников всё самое полезное для новых массовых стачек и выступлений, для формирования рабочей партии с социалистической программой преобразования страны.

Требования нефтяников остаются и сейчас требованиями всех трудящихся Казахстана:

- Полная свобода профсоюзной деятельности и забастовок;

- Национализация промышленности под контролем трудовых коллективов;

- Создание новой федерации классовых профсоюзов.

Важнейшими моментами кампании солидарности становятся следующие направления:

- Максимальное обсуждение темы пыток участников забастовки в Жанаозене, поиск новых свидетелей и фактов;

- Активные выступления по полному пересмотру дела 37-ми рабочих и жителей Жанаозена и Шетпе в связи с открывшимися фактами организации беспорядков со стороны криминальных структур, чиновников и руководителей компаний;

- Требование полной реабилитации и оправдания всех лидеров и активистов забастовки, привлеченных к суду;

- Продолжение работы по сбору информации о реальном количестве убитых, раненых, а также фамилий следователей и сотрудников спецслужб, участвовавших в пытках и убийствах рабочих и местных жителей.

Редакция Electorat.info
Новости