Электорат.Инфо
Статьи

Нестор Махно и мифология украинских националистов

17 апреля 2017 19:00
Нестор Махно и мифология украинских националистов
С самого начала своего существования постсоветская Украина испытывала ощутимый недостаток в исторических героях, которые помогали легитимации «самостийной». Потребность в них чувствовалась тем сильнее, чем явственнее украинские националисты демонстрировали воинствующую русофобию. Поскольку история малороссийских и новороссийских земель на протяжении столетий была частью истории российского государства и, соответственно, деятели политики, культуры, искусства Малороссии и Новороссии фактически относились к «русскому миру», поиск героических персон заметно усложнялся.

Понятное дело, в пантеон украинских героев вошли националистические деятели первой половины ХХ века вроде Михаила Грушевского, Симона Петлюры, Степана Бандеры или Романа Шухевича. Но этого казалось мало. Тем более, что для значительной части граждан постсоветской Украины, воспитанной в русской и советской культуре, Петлюра или Бандера рассматривались скорее как враги, чем как герои. Заставить среднестатистического жителя Донецка, чей дед или прадед воевал с бандеровцами на Западенщине, поверить в Бандеру – национального героя было очень сложно. На Юго-Востоке Украины националистические партии вроде «Свободы» не пользовались популярностью, зато местные жители активно голосовали за коммунистов или Партию регионов.

В этом контексте националистами была найдена одна очень заметная и героическая личность из числа жителей Восточной Украины, которую хоть как то можно было притянуть к идеологии самостийности. Речь идет о Несторе Ивановиче Махно. Да, как не удивительно это звучит, но именно Махно – принципиального противника любого государства – современные украинские националисты записали в число прочих национальных героев «самостийной». Эксплуатация националистами образа Махно началась еще в 1990-е годы, поскольку на Востоке Украины только Махно был крупной исторической фигурой, реально боровшейся как против большевистской власти, так и против сторонников возрождения российской имперской государственности из числа «белых». При этом идеологические воззрения самого Махно игнорировались или переделывались в выгодном украинским националистам духе.

Как известно, Нестор Иванович Махно родился 26 октября (7 ноября) 1888 года в селе Гуляйполе Александровского уезда Екатеринославской губернии. Сейчас это город в Запорожской области. Этому удивительному человеку, окончившему всего лишь двухклассное начальное училище, удалось стать одним из ключевых полководцев Гражданской войны в малороссийских землях и одним из признанных лидеров анархистского движения.

Анархистскую идеологию Нестор Махно усвоил еще в ранней юности, став участником действовавшей в селе Гуляйпольской группы анархистов-коммунистов (Союз вольных хлеборобов). Это объединение сельской радикальной молодежи, у истоков которого стояли Александр Семенюта и Вольдемар Антони (сын чешских колонистов), ориентировалось на анархо-коммунистические идеи Петра Кропоткина и, как и многие подобные группы и кружки в период первой революции 1905-1908 гг., считало своим долгом осуществлять вооруженную борьбу против самодержавия – посредством нападений на полицейских, экспроприаций собственности и т.д.

Получив за убийство чиновника военного ведомства смертный приговор, замененный в силу юного возраста подсудимого бессрочной каторгой, Нестор Махно имел все шансы так и сгинуть в казематах, если бы не случилась Февральская революция. После девятилетнего тюремного заключения Нестор вернулся в родное Гуляйполе, где за считанные месяцы стал фактическим лидером местного революционного движения, в 1919 г. окончательно оформившегося в Революционную повстанческую армию Украины (махновцев).

Пересказывать всю историю махновского движения – дело достаточно кропотливое и, к тому же, сделанное гораздо более компетентными в этом людьми – самим Нестором Махно и участниками повстанческого движения Петром Аршиновым, Виктором Белашом и Всеволодом Волиным, книги которых изданы на русском языке и доступны рядовому читателю в электронном и печатном виде. Поэтому остановимся более подробно именно на интересующем нас в контексте настоящей статьи вопросе. Речь идет об отношении Махно к украинскому национализму.

Первый опыт общения Махно и его соратников с украинскими националистами относится к начальному этапу гуляйпольского повстанческого движения в 1917-1918 гг. В этот период территория современной Украины в значительной степени была оккупирована австро-венгерскими и германскими войсками. При их поддержке было сформировано марионеточное правительство гетмана Скоропадского, восседавшего в Киеве (как все знакомо!).

Павел Петрович Скоропадский, бывший генерал-лейтенант российской императорской армии, командовавший армейским корпусом, оказался обычным предателем того государства, в котором сделал военную карьеру. Переметнувшись на сторону оккупантов, он краткое время возглавлял в качестве гетмана «Украинскую державу». Но не смог заручиться поддержкой даже более идейных украинских националистов, которые, по крайней мере, надеялись на подлинную «самостийность», в результате чего «державу» сменила Украинская народная республика. Сам гетман бесславно погиб в 1945 году под бомбами англо-американской авиации, находясь к тому времени в германской эмиграции.

Нестор Махно, вернувшийся после каторги, объединил вокруг себя остатки гуляйпольских анархистов и достаточно быстро приобрел авторитет среди местных крестьян. Первыми, с кем стал Махно вести вооруженную борьбу, как раз и была гетманская «варта» (стража), фактически выполнявшая роль полицаев при австро-венгерских и германских оккупантах. Совместно с большевистскими отрядами Владимира Антонова-Овсеенко махновцам удалось разгромить гайдамаков державной рады в Александровке и фактически взять уезд под контроль.

Однако, на сопротивлении гетманщине история вооруженного противостояния махновцев и украинских националистов не закончилась. Гораздо большая по времени и масштабам ее часть приходится на борьбу против петлюровцев. Напомним, что после Февральской революции 1917 г, украинские националисты, до этого развивавшиеся не без непосредственного участия Австро-Венгрии, заинтересованной в конструировании украинской идентичности как оппозиции российскому государству, на волне общей дестабилизации ситуации в бывшей Российской империи, пришли к власти в Киеве, провозгласив создание Украинской Народной Республики.

Во главе Центральной Рады встал Михаил Грушевский – автор концепции «украинства». Затем Раду сменила «держава» прогерманского гетмана Скоропадского, а ее, в свою очередь, - Директория Украинской Народной Республики. Руководителями Директории последовательно были Владимир Винниченко и Симон Петлюра. С именем последнего и ассоциируется в глазах большинства населения украинский национализм в годы Гражданской войны.

Примечательно, что анархисты Нестора Махно, выступавшего, в силу идеологических убеждений, против любого государства и поэтому негативно относившегося к большевистской Советской России, с самого начала заняли антипетлюровскую позицию. Поскольку территория Екатеринославщины после вывода австро-венгерских и германских войск в 1918 году, оказалась формально в составе Украинской Народной Республики, повстанческое движение анархистов сразу приняло антинационалистический характер и было направлено на освобождение Гуляйполя и окрестных земель от власти петлюровской Директории.

Более того, Махно даже пошел на союз с большевистским Екатеринославским горкомитетом КП(б)У против Директории и принял участие в кратковременном захвате Екатеринослава, продлившемся с 27 по 31 декабря 1918 г. Однако петлюровцам удалось тогда выбить отряды Махно из города и анархисты с большими потерями отступили в Гуляйполе, петлюровцам неподконтрольное. Впоследствии Махно воевал и с красными, и с белыми, но к украинскому национализму относился всю свою жизнь резко негативно.

Петлюровскую Директорию Махно рассматривал как гораздо большего врага, чем большевиков. Прежде всего, в силу особенностей той идеологии, которую Петлюра сотоварищи пытались насадить на всей территории современной Украины. С самого начала идеи украинского национализма, сформулированного на Западенщине и частично усвоенного на Киевщине и Полтавщине, в Новороссии распространения не получили.

Для местного населения, ярким представителем которого был и сам Нестор Махно, украинский национализм оставался чуждой и в этнокультурном, и в политическом отношении идеологией. Не приветствовал Махно и антисемитизм, свойственный петлюровцам. Поскольку, как представитель анархизма, считал себя убежденным интернационалистом и имел в своем непосредственном окружении значительное количество евреев – анархистов (типичный пример – легендарный «Лева Задов» Зиньковский, руководивший махновской контрразведкой).

В постсоветской Украине, как мы отметили в начале статьи, образ Нестора Махно был взят на вооружение националистами. В 1998 г. появилось даже «Общество Нестора Махно «Гуляйполе», созданное А. Ермаком – одним из руководителей Украинской республиканской партии «Собор». В Гуляйполе стали проводиться фестивали и собрания украинских националистических партий, которые, к слову, вызывают возмущение у многих случайно попадающих туда людей, которые отправляются на мероприятия в честь Нестора Махно, но оказываются в Гуляйполе в компании отъявленных украинских националистов и даже неонацистов. Так, на многих торжественных мероприятиях, посвященных махновскому движению, организующие их националисты запрещают использование русского языка. И это учитывая, что сам батька говорил на «суржике», а тем украинским языком, который принят нынче в качестве государственного, практически не владел. Кстати, книга воспоминаний Нестора Махно написана на русском языке.

История махновщины преподносится в качестве одного из эпизодов общей истории «национально-освободительной борьбы украинского народа за создание самостийной Украины». Личность Махно – последовательного противника украинского национализма – пытаются поместить рядом с Петлюрой или Бандерой в пантеоне столпов украинской «самостийности». Еще бы – именно на Востоке Украины эксплуатация образа Махно как украинского националиста – может поспособствовать постепенной «украинизации» местной молодежи, вдохновленной историческими подвигами батьки.

Повторная эксплуатация образа Махно как украинского националиста приходится уже на самый последний период и связана с потребностью в идеологической легитимации Майдана, приведшего к свержению существовавшего до 2014 года политического строя Украины. Махновщина в этом контексте предстает достаточно убедительным свидетельством вольнолюбия украинского народа, его сопротивления российской государственности. На Украине действует даже такая организация как «Автономный Опир» (Автономное Сопротивление), фактически представляющая собой украинских националистов, активно использующих леворадикальную, в том числе и анархистскую, фразеологию. Анархистская сотня, по данным средств массовой информации и самих украинских анархистов, активно действовала и на баррикадах киевского Майдана. Правда, об участии проникшихся симпатиям к национализму анархистов в уничтожении мирного населения Новороссии, сведений нет.

При попытках превратить Махно в одну из икон современного украинского национализма, нынешними неопетлюровцами и необандеровцами забывается, а скорее намеренно игнорируется, несколько ключевых моментов:

1. Махновщина – движение Малороссии и Новороссии, к «западенскому» национализму не имеющее ни этнокультурного, ни исторического отношения. Выходцы с Западной Украины если и присутствовали среди махновцев, то в несравненно малой пропорции даже к евреям, немцам и грекам.

2. Махновщина – движение, имевшее идеологической основой анархизм кропоткинского толка, а значит – интернационалистическое по своей природе. Крестьянский характер махновского движения не дает права современным переписывателям истории выдавать анархистов – интернационалистов за украинских националистов.

3. Главным врагом махновщины на протяжении всей ее истории как раз и оставались украинские националисты, будь то войска гетмана Скоропадского или петлюровцы. В отношении украинских националистов Нестор Махно был непримирим.

4. И специалисты-историки, и представители большей части современных анархистских организаций, включая действующие на Украине Союз анархистов Украины и Революционную конфедерацию анархо-синдикалистов, не признают Махно украинским националистом и критически относятся к попыткам современных идейных последователей его врага Петлюры «пришить» батьку к украинскому национализму.

Таким образом, личность Нестора Махно, при всей ее противоречивости, никак не может рассматриваться в качестве одной из ключевых фигур украинского национализма. Когда мы видим попытки выдать Нестора Махно за украинского националиста, то мы сталкиваемся лишь с политической ангажированностью, передергиванием фактов и манипулированием общественным мнением со стороны заинтересованных украинских историков, журналистов и общественных деятелей.

Последние новости