Электорат.Инфо
Статьи

"Русский снайпер — это что-то ужасное"

17 февраля 2017 09:00

 

"Русский снайпер — это что-то ужасное". f 0

Как помнится, лет десять назад за "круглым столом" популярной телевизионной программы бывший курсант Центральной женской школы снайперской подготовки А. Шилина рассказывала:

"Я уже была опытным бойцом, имевшим на счету 25 фашистов, когда завелась у немцев "кукушка". Что ни день, двух-трех наших солдат нет. Да стреляет-то как метко: с первого патрона — в лоб или в висок. Вызвали одну пару снайперов — не помогло. Ни на какую приманку не идет. Приказывают нам: как хотите, но должны уничтожить. Мы с Тосей, лучшей моей подругой, окопались — место, помню, болотистое, кругом кочки, мелкий кустарник. Стали вести наблюдение. День пролежали впустую, другой. На третий Тося говорит: "Давай будем брать. Останемся ли живы, нет — все равно. Бойцы-то падают…"

Она была пониже меня ростом. А траншеи неглубокие. Берет винтовку, крепит штык, на него надевает каску и начинает ползти, бежать, снова ползти. Ну а мне высматривать. Напряжение огромное. И за нее-то переживаю, и снайпера нельзя упустить. Вижу, кусты в одном месте словно чуть-чуть раздвинулись. Он! Сразу взяла его на прицел. Он выстрелил, я тут же. Слышу, с передовой кричат: девчата, ура вам! Подползаю к Тосе, смотрю — кровь. Пуля пробила каску и рикошетом оцарапала ей шею. Тут подоспел взводный. Подняли ее — и в санчасть. Обошлось… А ночью наши разведчики вытащили этого снайпера. Матерый был, около ста наших солдат погубил…"

"Русский снайпер — это что-то ужасное". f 2

В боевой практике советских снайперов примеры есть, конечно, покруче. Но начал с факта, о котором поведала фронтовичка Шилина, не случайно. В предыдущее десятилетие с подачи белорусской писательницы Светланы Алексиевич некоторые публицисты и исследователи в России пытаются утверждать в обществе мнение, что снайпер — чересчур антигуманная фронтовая специальность, не делая различий между теми, кто поставил цель истребить половину населения планеты, и теми, кто противостоял этой цели. Но кто может осудить Александру Шилину за факт, приведенный в начале очерка? Да, советские снайперы лицом к лицу сходились с солдатами и офицерами вермахта на фронте, посылая в них пули. А как еще? К слову, немецкие асы огня открыли свой счет значительно раньше советских. К июню 1941-го многие из них уничтожили по нескольку сотен солдат и офицеров противника — поляков, французов, англичан.

…Весной 1942-го, когда шли ожесточенные бои за Севастополь, снайпер 54-го стрелкового полка 25-й дивизии Приморской армии Людмила Павличенко была приглашена в соседнюю часть, где принес много бед гитлеровский стрелок. Она вступила в поединок с немецким асом и выиграла его. Когда посмотрели снайперскую книжку, то оказалось, что он уничтожил 400 французов и англичан, а также около 100 советских воинов. Крайне гуманным был выстрел Людмилы. Скольких уберегла она от пуль гитлеровца!

Владимир Пчелинцев, Федор Охлопков, Максим Пассар… В годы Великой Отечественной эти и другие имена снайперов были широко известны в войсках. Но кто же завоевал право называться асом-снайпером номер один?

В Центральном музее Вооруженных Сил России среди многих других экспонатов хранится снайперская винтовка системы Мосина образца 1891/30 гг. (номер КЕ-1729) "Имени Героев Советского Союза Андрухаева и Ильина". Инициатор снайперского движения 136-й стрелковой дивизии Южного фронта политрук Хусен Андрухаев героически погиб в тяжелых боях за Ростов. В память о нем учреждается снайперская винтовка его имени. В дни легендарной обороны Сталинграда из нее разит врага лучший снайпер части гвардии старшина Николай Ильин. За короткий срок он со 115 уничтоженных гитлеровцев увеличивает счет до 494 и становится лучшим советским снайпером в годы Великой Отечественной войны.

"Русский снайпер — это что-то ужасное". f 3

В августе 1943-го под Белгородом в рукопашной схватке с врагом Ильин погиб. Винтовку, теперь уже имени двух героев (Николаю Ильину было присвоено звание Героя Советского Союза 8 февраля 1943-го), по традиции вручили лучшему снайперу части сержанту Афанасию Гордиенко. Он довел свой счет из нее до 417 уничтоженных гитлеровцев. Это почетное оружие вышло из строя только тогда, когда в него попал осколок снаряда. В общей сложности из этой винтовки поражено около 1000 солдат и офицеров противника. Николай Ильин сделал из нее 379 точных выстрелов.

Что было характерно для этого двадцатилетнего снайпера из Луганской области? Он умел перехитрить противника. Однажды Николай выслеживал вражеского стрелка целый день. По всему чувствовалось: в сотне метров от него лежал опытный профессионал. Как снять немецкую "кукушку"? Из ватника и каски он сделал чучело и стал медленно поднимать его. Не успела каска подняться и наполовину, как почти одновременно раздались два выстрела: гитлеровец прошил пулей чучело, а Ильин — врага.

Когда стало известно, что на фронт под Сталинград прибыли выпускники Берлинской снайперской школы, Николай Ильин говорил сослуживцам, что немцы — педанты, классические приемы наверняка изучили. Нужно предъявить им российскую смекалку и позаботиться о крещении берлинских новичков. Каждое утро под артиллерийским обстрелом, под бомбежками он подкрадывался к гитлеровцам на верный выстрел и без промаха уничтожал их. Под Сталинградом счет Ильина возрос до 400 уничтоженных солдат и офицеров противника. Затем была Курская дуга, и там он вновь блеснул изобретательностью и смекалкой.

Асом номер два можно считать смолянина, помощника начальника штаба 1122-го стрелкового полка 334-й дивизии (1-й Прибалтийский фронт) капитана Ивана Сидоренко, уничтожившего около 500 солдат и офицеров противника и подготовившего для фронта около 250 снайперов. В минуты затишья он охотился на гитлеровцев, беря с собой на "охоту" учеников.

Третьим в списке самых результативных советских снайперских асов идет снайпер 59-го гвардейского стрелкового полка 21-й дивизии (2-й Прибалтийский фронт) гвардии старший сержант Михаил Буденков, сразивший 437 гитлеровских солдат и офицеров. Вот что рассказывал он об одном из боев в Латвии:

"На пути наступления оказался какой-то хутор. Там засели немецкие пулеметчики. Необходимо было уничтожить их. Короткими перебежками мне удалось достичь вершины высоты и перебить фашистов. Не успел я отдышаться, вижу — передо мной на хутор бежит немец, с пулеметом. Выстрел — и гитлеровец упал. Через некоторое время следом бежит второй с пулеметной коробкой. Его постигла та же участь. Прошло еще несколько минут, из хутора побежало сотни полторы фашистов. На этот раз они бежали по другой, более дальней от меня дороге. Я несколько раз выстрелил, но понял, что многие из них все равно скроются. Быстро подбежал к убитым пулеметчикам, пулемет был исправен, и я открыл огонь по фашистам из их же оружия. Потом мы насчитали около сотни убитых гитлеровцев".

Удивительной отвагой, выдержкой и изобретательностью отличались и другие советские снайперы. Например, нанаец сержант Максим Пассар (117-й стрелковый полк 23-й стрелковой дивизии, Сталинградский фронт), на счету которого 237 уничтоженных гитлеровских солдат и офицеров. Выслеживая вражеского снайпера, он притворился убитым и весь день пролежал на нейтральной полосе в открытом поле, среди погибших. С этой позиции он и послал пулю в фашистского стрелка, находившегося под насыпью, в трубе для стока воды. Только вечером Пассар смог отползти к своим.

10 первых советских снайперских асов уничтожили свыше 4200 солдат и офицеров противника, 20 первых — более 7500 (см. таблицу).

Американцы писали: "Русские снайперы показали огромное мастерство на немецком фронте. Они побудили немцев на производство в большом масштабе оптических прицелов и обучение снайперов".

Безусловно, нельзя не сказать о том, каким образом фиксировались результаты советских снайперов. Здесь уместно обратиться к материалам совещания, состоявшегося летом 1943 года у заместителя председателя Совета Народных Комиссаров К. Е. Ворошилова.

По воспоминаниям аса-снайпера Владимира Пчелинцева, присутствовавшие на совещании предложили ввести единый, строгий порядок учета результатов боевой работы, единую для всех "Личную книжку снайпера", а в стрелковом полку и роте — "Журналы учета боевой деятельности снайперов".

Основанием для учета количества уничтоженных фашистских солдат и офицеров должен служить доклад самого снайпера, подтвержденный очевидцами (ротными и взводными наблюдателями, артиллерийскими и минометными корректировщиками, разведчиками, офицерами всех степеней, командирами подразделений и т. д.). При подсчете уничтоженных гитлеровцев каждого офицера приравнивать к трем солдатам.

На практике в основном учет так и велся. Не соблюдался, пожалуй, последний пункт.

Отдельно следует сказать о снайперах-женщинах. В русской армии они появились в годы Первой Мировой войны, чаще всего это были вдовы русских офицеров, погибших на войне. Они стремились отомстить врагу за своих мужей. А уже в первые месяцы Великой Отечественной всему миру стали известны имена девушек-снайперов Людмилы Павличенко, Натальи Ковшовой, Марии Поливановой.

Людмила в боях за Одессу и Севастополь уничтожила 309 гитлеровских солдат и офицеров (это наивысший результат среди снайперов-женщин). Наталья и Мария, на счету которых свыше 300 гитлеровцев, прославили свои имена беспримерным мужеством 14 августа 1942 года. В тот день неподалеку от деревни Сутоки (Новгородская область) Наташа Ковшова и Маша Поливанова, отбивая натиск гитлеровцев, были окружены. Последней гранатой они подорвали себя и окруживших их немецких пехотинцев. Одной из них тогда было 22 года, другой 20 лет. Как и Людмила Павличенко, они удостоены звания Героя Советского Союза.

Следуя их примеру, многие девушки решили овладеть снайперским мастерством, чтобы участвовать в боях с оружием в руках. Они обучались сверхметкой стрельбе непосредственно в воинских частях и соединениях. В мае 1943-го создается Центральная женская школа снайперской подготовки. Из стен ее вышли свыше 1300 девушек-снайперов. За время боев воспитанницы истребили более 11 800 фашистских солдат и офицеров. …

На фронте советские бойцы называли их "рядовыми без промаха", как, например, Николая Ильина в начале его "снайперской карьеры". Или — "сержантами без промаха", как Федора Охлопкова…

Вот строки из писем солдат вермахта, что они писали своим родным.

"Русский снайпер — это что-то ужасное. От него не скроешься нигде! В траншеях нельзя поднять голову. Малейшая неосторожность — и сразу получишь пулю между глаз…"

"Снайперы часто часами лежат на одном месте в засаде и берут на мушку всякого, кто покажется. Только в темноте можно чувствовать себя в безопасности".

"В наших окопах висят транспаранты: "Осторожно! Стреляет русский снайпер!"

Последние новости