Статьи

Михаил Ремизов: "Мягкая сила" во внешней политике РФ — величина практически отсутствующая

15 февраля 2013 19:08
Михаил Ремизов:  Мягкая сила  во внешней политике РФ — величина практически отсутствующая

Глава государства озвучил отечественным дипломатам ключевые принципы внешней политики РФ. Они, с одной стороны, остаются неизменными. Это открытость, предсказуемость, прагматизм, нацеленность на отстаивание интересов РФ. Вместе с тем президент призвал сотрудников внешнеполитического ведомства активнее использовать механизм "мягкой силы" и всегда стараться работать на опережение.

 

Как отметил глава государства, Россия заинтересована в обеспечении благоприятных условий для реализации задач в области внутреннего строительства, решения социальных, экономических задач при определяющей роли ООН и верховенстве международного права. "Мы расширяем многоплановое взаимодействие со всеми партнерами на равноправной и взаимоуважительной основе", — цитирует президента РИА Новости.

Кроме того, президент отметил важность того, чтобы реализация концепции осуществлялась в тесном межведомственном взаимодействии при координирующей роли МИД. "В концепции делается акцент на использование современных форм и методов внешнеэкономической работы, включая экономическую дипломатию, внедрение так называемых элементов мягкой силы, встраивания в глобальные информационные потоки", — добавил Путин, подчеркнув, что Россия и далее будет вести активно конструктивную линию в международных делах.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в интервью "Электорату.Инфо" прокомментировал предложение президента применять "мягкую силу" в международных делах. Что такое "мягкая сила" для российской внешней политики?

"Мягкая сила", я думаю, — это слабое место в российской международной политике. Потому что образ страны в международном общественном мнении оставляет желать лучшего. Есть какие-то старые ресурсы, связанные с русской культурой, с советским научно-техническим заделом. Но они работают именно в режиме ретро-стиля, в режиме воспоминаний, а не как актуальный ресурс. Но надо отчетливо понимать, что нарастить мягкую силу за счет пиара невозможно. Это можно сделать, только инициировав какие-то действительно интересные амбициозные проектывнутри страны и привлечь к ним внимание.

Предположим, если бы по каким-то позициям Россия смогла бы возвращать свое технологическое лидерство, то это было бы прекрасной формой наращивания "мягкой силы". Сегодня потенциал российской мягкой силы во внешней политике связан с тем, что можно назвать легитимизмом в российской внешней политике, то есть отказ от революционной смены власти. Эта позиция последовательно проводится, но она вызывает и негативную реакцию в мировом общественном мнении, наверное, больше чем позитивную.

Поэтому, в принципе, Россия воспринимается как игрок который стремится к стабилизации. Часть населения понимает, что это, может быть, и правильно применительно к таким регионам, как Ближний Восток или Северная Африка. Но, очевидно, этого недостаточно для того, чтобы российскую "мягкую силу" сформировать. Откровенно говоря, российская "мягкая сила" во внешней политике пока эта величина практически отсутствующая. И это нечто, что еще предстоит придумать.

Петров
Новости