Статьи

Борис Кагарлицкий: «Каспаров не та фигура, которая может быть предложена в качестве кандидата в президенты»

23 мая 2007 14:54

Бывший глава Центробанка Виктор Геращенко неожиданно объявил о своей готовности стать единым кандидатом в президенты от оппозиции, чем изрядно испортил настроение экс-премьеру Михаилу Касьянову, заявлявшему ранее о своем непреодолимом желании представлять российскую оппозицию на выборах президента в марте 2008 года. Насколько эффективна и политически оправдана фигура Геращенко в качестве кандидата от либеральной оппозиции? Кто может стоять за его выдвижением? На эти и другие вопросы «Электорату.Инфо» ответил известный политолог Борис Кагарлицкий.

- Как вы прокомментируете выдвижение в качестве кандидата на пост президента  экс-главы Центробанка РФ Виктора Геращенко?

- Геращенко был очень хорошим председателем Центробанка, но это не делает его хорошим и эффективным политиком. Мне кажется, в данном случае Геращенко, скорее всего, проявляет определенную политическую наивность, которую он проявил в предыдущий раз, как вы помните, он ведь тоже хотел от «Родины» баллотироваться в президенты.

Геращенко испытывает неудовлетворенность от того, что, по его мнению, многие серьезные вопросы решаются непрофессионально и не слишком компетентно. С другой стороны, он чувствует себя отстраненным от решения вопросов и пытается таким образом вернуться не столько в политику, сколько в процесс принятия экономических решений. Но поскольку он все-таки не политик и не имеет собственной политической базы, то есть своих сторонников, которые были бы готовы вокруг него объединиться, он просто подбирает первую попавшуюся площадку, причем площадки каждый раз оказываются предельно неудачными. Они скорее препятствуют его возвращению в серьезную политическую или экономическую деятельность, а не способствуют этому.

- Есть мнение, что за спиной Геращенко стоит Леонид Невзлин, один из спонсоров «Другой России». Не означает ли это, что олигарх потерял интерес к Каспарову и делает ставку на Геращенко?

- В любом случае Каспаров не та фигура, которая может быть предложена в качестве кандидата в президенты. Он слишком агрессивен, слишком отличается от российского политического истэблишмента, с одной стороны, а с другой все-таки является слишком явным представителем либеральной интеллигенции. Опять же не пользуется большой поддержкой среди масс населений, как мы знаем, и даже тогда, когда Каспаров делает заявления, которые должны представить его в массовом сознании как человека более широких взглядов, это перебить уже сложившуюся репутацию не может.

Проблема «ДР» состоит в том, чтобы найти кандидата, который был бы более-менее приемлемым, не вызывал бы у  населения неудовольствия фактом своего присутствия, не раздражал людей. По разным причинам ни Каспаров, ни Касьянов на эту роль не годятся. Геращенко гораздо более подходит на эту роль, но он все-таки не политик, у него нет опыта публичного политика, и в этом смысле он проигрывает и Каспарову, и Касьянову. То есть пока он не занимается политикой, он вызывает скорее позитивные эмоции. Когда он начинает заниматься политикой, он теряет свою рейтинг.

- Не приведет ли это к  конфликту интересов Касьянова с Каспаровым?

-  В чисто теоретическом плане вопрос решается элементарно: они могут провести праймериз и выбрать одного кандидата. Тут другая проблема: зная российские политические нравы, начинаешь задаваться вопросом, а тот, кто проиграет на праймериз, он согласится с этим результатом или нет? Попросту говоря на праймериз победит Геращенко или Касьянов, значит ли это, что проигравший не будет выставлять свою кандидатуру или это значит, что проигравший будет выставлять свою кандидатуру под другой маркой?

-  В том случае если кандидатуру Касьянова поддерживают определенные круги в США, не приведет ли выдвижение Геращенко к конфликту интересов между Госдепом и Невзлиным?

- Я не думаю, что Вашингтон сделал каких-то четких ставок. Более того, насколько я понимаю политику Вашингтона, она состоит в том, чтобы оказывать определенную поддержку либеральной оппозиции, именно либеральной, но до определенного предела. Этим пределом является прямой конфликт с Кремлем, то есть иными словами Вашингтон будет стараться и оппозицию поддерживать, и с Кремлем не ссориться. И в этом плане вопрос, кто является главным кандидатом оппозиции, не принципиален для Вашингтона, но он был бы не принципиален, если бы все ставки Вашингтона были бы на одного кандидата. Если бы, что называется «держать все яйца в одной корзине», согласно известному американскому выражению, тогда вопрос - кому вручить эту корзину, был бы абсолютно принципиален.

Поскольку Вашингтон держит все яйца не в одной корзине, поскольку он играет и с оппозицией, и с Кремлем, то я думаю, что для них вопрос лидера от оппозиции не принципиален. Тем более что в Америке, особенно среди американцев, господствуют достаточно прагматическое настроение, и они понимают, что выиграть в этом году будет крайне трудно. Поэтому портить отношения с Кремлем, делая ставку на довольно слабую оппозицию - это не прагматично, не рационально, так далеко все-таки Белый дом не пойдет.

- Может быть, поэтому Касьянов сейчас стал не лестно отзываться о частоте проводимых маршей, что они мешают диалогу Вашингтона и Москвы? 

- Думаю, да. Постоянно собирающиеся марши оказались неудачными, не эффективными. Более того, после определенного успеха, который был достигнут в Петербурге, новыми маршами они фактически не закрепили успех, а, наоборот, обесценили его. Одно дело, когда вы выводите 4 тыс. человек, и другое дело - выводить по 100 человек, и постоянно над вами издеваются, то вы даже и тысячи участников не могли собрать.

И полицейские репрессии здесь не работают. Именно потому, что в Петербурге марши проходили на фоне более жесткого давления, тем не менее, состоялись и были крупными. Если у вас есть 3 тыс. сторонников в городе, именно в городе, а не во всей стране, то эти сторонники все равно выйдут. А если вы пытаетесь из одного города в другой возить одних и тех же 300 человек и надеетесь, что вокруг них соберется толпа народа, тогда эти репрессии оказываются эффективными, что их не пускают. Если бы была массовая поддержка, то репрессии были бы не эффективными, может быть, даже наоборот, усилили эти марши. Поскольку ее нет, то эти марши лишь выявляют слабость оппозиции.

- Касьянов выглядит более респектабельном политиком, чем Каспаров. Может ли это повлиять на расстановку сил среди лидеров либеральной оппозиции?

-  Возможно. Но на сегодняшний день они все так слабы и настолько мало у них альтернативных вариантов политической игры, что, скорее всего, они будут держаться вместе. Другое дело, что они будут не очень довольны тем, как складываются обстоятельства, будут нарастать внутренние трения, но я не жду в ближайшее время резкого публичного раскола. Возможны закулисные подспудные трения и расколы, но сор из избы они не вынесут. Это будет очень глупо с их стороны

- Может ли Лимонов со своей «армией» покинуть Каспарова и примкнуть к Касьянову?

- Может быть, но все равно это будет иметь фактический, а не формальный характер. То есть, возможно, они с ним будут работать больше и чаще, чем с Каспаровым.

- Означают ли разночтения в позициях Каспарова и Касьянова противоречия тех, кто стоит за их спинами?

- Обычно такие вещи совпадают, и то, и другое сразу. Если спонсоры согласны, а политики не согласны, они обычно влияют на спонсоров и наоборот.

Vadim Gorshenin
Новости