Статьи

Эдичка cпел «лебединую песню»

11 мая 2007 14:34

Некогда одна из самых радикальных партий России НБП прекратила свое существование. Позиционировавшие себя как оплот революционного движения нацболы, на поверку оказались «колосcом на глиняных ногах».

Суд признал партию экстремистской. Революционеры оказались чрезвычайно послушными и экстремистами тут же быть перестали. Лимоновцы отказались от всего, за что боролись. Впрочем, ничего удивительного тут нет – весь политический путь в России Эдуарда Лимонова состоит из череды уступок и предательств.

Когда-то Лимонов, по крайней мере внешне, был непримирим и неуступчив. Он мужественно отправлял своих молодых поклонников на акции, которые приводили мальчишек в тюрьму, а затем не менее мужественно ругал власть, которая их в тюрьму посадила. Приобретя, таким образом, имидж пламенного революционера, вернувшийся в Россию эмигрант окружил себя охранниками и объявил режиму войну до победного конца.

Поступки нацболов с самого начала не отличались «умом и сообразительностью». Включив в название партии слово «большевистская» они рассчитывали привлечь на свою сторону коммунистов. Но, практически скопировав, флаг нацистов (только вместо свастики – серп и молот) НБП приобрело славу фашистов. Впрочем, этому способствовала не только символика, но и поступки и высказывания нацболов. Выражения о «скупой мужественности СС» и «величайшем специалисте по психологии масс рейсфюрере Гитлере» сайт партии публикует даже в День Победы.

Так вот, когда-то Эдуард Лимонов заявлял, что никакая сила не заставит их отказаться ни от программы, ни от флага. Первым предвестником смерти партии стала новая программа, написанная в 2004 году и отличающаяся от предыдущей своей мягкостью и либеральной риторикой. Примерно тогда же Лимонов начинает заигрывать с финансирующим оппозицию Березовским – сторонников, а следовательно финансирования, у партии явно не хватает и приходится искать спонсоров-покровителей.

Финансовые же проблемы приводят НБП в 2006 году в коалицию «Другая Россия», хотя ранее Лимонов заявлял, что его партия – самостоятельная политическая сила и ни в каких союзах не нуждается. Ну а дальше суд и запрещение НБП.

На протяжении всего времени существования партии Лимонов регулярно предавал свои идеи и своих сторонников. Но тем не менее пытался держать марку пламенного революционера. Но стоило суду принять решение и пламя погасло. Нацболы «сдулись».

Послушно отказались они, несмотря на свои предыдущие заявления, и от символики. На последние акции сторонники НБП выходили с имперским флагом. Шайка уличных хулиганов, каким по сути является и сам Лимонов, со стягами империи Романовых в руках смотрится нелепо и смешно.

Стоило Лимонову убедиться, что власть настроена серьезно, как он тут же отказался и от программы, и от символики и вообще публично сложил с себя полномочия руководителя организации. «Я уже не председатель партии, - заявил он в одном из интервью. - Вы меня спрашиваете о партии, которой уже де факто и юридически не существует. Поэтому я выступаю как частное лицо, как политик из "Другой России"».

Правда, публично, с поднятыми вверх руками признав смерть НБП, Лимонов решил еще спеть «лебединую песню». Речь «частного лица» напечатал сайт "Грани.Ру". Она напоминает толи предсмертный бред, то ли обвинительное слово умирающего: «Я все жду реакции на запрещение НБП от политических партий оппозиции, жду заявлений. КПРФ, где вы, товарищи?» - истерично взывает бывший главный нацбол. Нет ему ответа.

Лимонов сдался и обозлился за это, кажется, на весь свет. В его речи достается всем. Товарищам по оппозиции – «травоядные кролики, а не оппозиция». И молодежным движениям, и братьям-националистам, и первомайским демонстрациям, которые пршли «беззубо и благодушно».

Стоило власти погрозить НБП пальчиком и, как в том анекдоте, «уже никто никуда не идет». Эдичка не ушел в подполье, не подался в леса партизанить. Не уехал по примеру Ленина за границу, чтобы оттуда руководить революционной борьбой в России. Хотя юных фанатиков, готовых за него и в огонь, и в воду, под его началом все еще не так мало.

Да что там леса или заграница?! Он даже в Самару на «марш не согласных» ехать не собирается. Боится. В завершение своей речи на "Гранях.Ру" Лимонов пишет: «Роль лидера на «маршах несогласных» все более напоминает поведение обреченного попасть в плен высокопоставленного генерала. Признаться, мне все меньше нравится подобная обреченность». Впрочем, особой смелостью Эдичка всегда отличался только на словах, а драться с милицией предпочитал посылать своих молодых подчиненных.

Виталий Акимов

Vadim Gorshenin
Новости