Статьи

Вадим Соловьев: «Несогласные» своими руками намеренно дискредитируют всю оппозицию

20 апреля 2007 11:30

В средствах массовой информации появились сообщения, ставящие под сомнение одну из базовых концепций «Маршей несогласных» - перекладывание всей ответственности за возможные инциденты на официальные власти. Напомним, «несогласные» апеллируют к Конституции РФ, которая гарантирует свободу шествий, и заявляют о незаконном запрещении своих акций со стороны властей.

Однако, анализируя закон о массовых мероприятиях, издания отмечают, что они не имели права проводить шествия, не согласовав изменения его маршрута, предложенные властями. Этот нюанс прописан в статье 5, пункте 5 Федерального закона, о котором оппозиция предпочитает не упоминать. Прокомментировать эту ситуацию мы попросили Вадима Соловьева, руководителя юридической службы ЦК КПРФ.

- Власти обязаны рассмотреть заявку на мероприятие и вправе отказать только в том случае, если ситуация может создать серьезную опасность для безопасности граждан, - сказал он нашему корреспонденту. - У нас такой случай был в Алтайском крае. Администрация нам отказала, так как по намеченному нами маршруту шли ремонтные работы. Вот это, действительно, было серьезным основанием – могла бы пойти осадка грунта, что чревато травмами для участников мероприятия и авариями для транспорта. Если же подобных серьезных причин нет, то тогда власти, согласно закону, не имеют право запрещать заявленное мероприятие.

Если организаторы «Марша несогласных» согласовали с властями только митинг, тогда в отношении разгона шествия администрация права. Если подал заявку на митинг, то, пожалуйста, митинг и проводи. Если шествие не согласовано, то оно не согласовано. Тут можно понять логику и законодателя, и властей. В крупных городах по маршруту несогласованного шествия может пойти транспорт, что с большой вероятностью приведет к серьезным травмам или даже гибели людей. А это недопустимо.

Не согласовывать шествие власть тоже не имеет права: ограничения допустимы только в отношении определенных магистралей. Ни у кого нет сомнения в том, что в крупных городах всегда можно выбрать безопасный маршрут, проходящий по крупным улицам города. Другое дело, что сами заявители тоже могут лукавить – настаивать, например, именно на Тверской улице и ее окрестностях. Это может делаться, чтобы спровоцировать органы правопорядка на действия, подобные тем, что мы наблюдали на последнем «Марше несогласных».

Не исключаю, что со стороны «несогласных» тут была попытка обратить на себя внимание. Если они серьезно планировали проводить шествие, то могли бы согласовать его и по другому маршруту. Не обязательно замыкаться в пределах Садового кольца. В Москве много проспектов и улиц общегородского значения. Можно было бы подобрать такой вариант, для возражения на который у властей просто не нашлось бы никаких серьезных аргументов. Тогда, в случае запрета, можно было бы обратиться в суд и, в случае необходимости, даже дойти и до Страсбурга.

А тут получается, что организаторы «Марша несогласных» специально планировали спровоцировать милицию и ОМОН на какие-то жесткие действия. Но почему бы им не пройти, скажем, по Мичуринскому проспекту, что в престижном Западном округе Москвы? Или еще по какой-нибудь крупной улице столицы? Тут вопрос к организаторам мероприятия – что для них важнее, проведение шествия или шумиха?

Хотя при всем при этом я все же считаю, что наша власть должна быть более терпимой к оппозиции. На их мероприятия ходит молодежь, которая после таких агрессивных действия ОМОНа еще больше «заводится», и в следующий раз идет на мероприятие уже для того, чтобы просто подраться с милицией. Зачем власти это нужно? Или она таким способом  делает «несогласным» рекламу?

Со стороны оппозиции тоже не должно быть никаких перегибов. Получается, что «несогласные» (кстати, меньшинство российской оппозиции) руками своих предводителей намеренно дискредитируют всю оппозицию. Если им согласовали митинг, а они устроили шествие, то это нарушение закона. Как их можно в этом поддерживать? Они – нарушители, они нарушили закон.  

По логике закона, его нарушители должны понести наказание. Соответственно, в отношении «несогласных» должны быть приняты меры. А власть сможет это использовать как дубину в преддверии выборов в Государственную Думу и Президента. Получается, что отдельные представители оппозиции намеренно подталкивают ситуацию к тому, чтобы дать власти повод ужесточить меры по отношению к нормальной оппозиции. Помните, в свое время поп Гапон спровоцировал расстрел рабочего движения. В определенной степени, нынешние действия Каспарова как раз напоминают гапоновщину.

То есть Каспаров и его компания на блюдечке преподнесли власти замечательный повод ужесточить отношение к оппозиции, в том числе и законодательно. А в итоге все это будет использовано против нас. Потому что нынешней власти не Касьянов страшен, для нее страшна КПРФ, которая сейчас набирает силу, благодаря росту популярности левых идей.     

Очевидно, что внушительный элемент провокационности присутствует в действиях «несогласных». Что сделал Каспаров? Намеренно «напросился», чтобы его вызвали в ФСБ. Это же такая реклама для него! Федеральная служба безопасности отвечает за общественную безопасность на массовых мероприятиях. Поэтому они в таких случаях проводят профилактические беседы с организаторами – это их обязанность. Вот и Каспарова пригласили, что можно было без труда спрогнозировать. Понятно, что от таких  действий ущерб государству наносится: Запад раздувает их до невероятных размеров. Вот Гарри Кимовича и вызвали, а он получил отличную рекламу: «Каспарова вызвали в ФСБ». 

Что нужно сделать, чтобы в отношении проведения массовых мероприятий у нас был порядок – и со стороны власти, и со стороны оппозиции? Нужно соблюдать тот закон, который есть. Если бы его нормально соблюдали, а не тянули каждый в свою сторону, тогда все бы было нормально.

Vadim Gorshenin
Новости