Статьи

Региональный «смотрящий»

13 апреля 2005 09:14

Сращивание руководящих органов власти с криминальным миром стала уже столь очевидной, что назрела необходимость именовать глав регионов не «губернаторами», а «смотрящими».

О криминализации власти, кажется, известно уже всё. Что ни день, то всплывают новые подробности разворовывания бюджетных средств и злоупотребления служебным положением, в которых замешаны не простые чиновники, а руководители областных администраций. Некоторых из них, как, например, тверского губернатора Владимира Платонова, попавшего под следствие, и корякского губернатора Владимира Логинова, снятого с занимаемой должности за "ненадлежащее выполнение своих обязанностей". Но большинство настоящих криминальных авторитетов, вовремя чувствующих «шухер», по-прежнему находятся у власти. И даже пользуются доверием у Президента.

У всех на слуху история с Приморским губернатором Сергеем Дарькиным, более известного, если верить слухам, под кликухой «Серёга Шепелявый», ставшего первым губернатором, назначенным Президентом РФ Владимиром Путиным. Победа на мэрских выборах во Владивостоке другого, опять же по слухам, криминального авторитета Владимира Николаева, в узких кругах известного как Вини-Пух. Рвущийся в мэры Нижнего Новгорода предприниматель Андрей Климентьев, отсидевший перед этим по обвинению в хищении средств. Только что назначенный губернатором Коряки вместо отстранённого Логинова президентский кандидат Олег Кожемяко, с не менее тёмным прошлым.

В одной из последних публикаций «Московского комсомольца», посвящённой как раз Олегу Кожемяко, есть такая фраза: «Большей дискредитации власти трудно придумать. Разве что представить к назначению Михася или Толика Быкова. Свободных регионов еще много…». К сожалению, свободных регионов осталось совсем немного. Просто там действительно сидят «крепкие авторитеты» и «конкретные хозяйственники», прошедшие школу управления в местах не столь отдалённых.

Образцом «конкретного хозяйственника» может стать и губернатор Омской области Леонид Полежаев, вот уже добрых 15 лет смотрящий за делами в регионе. Нет, Леонид Константинович не сидел. И не привлекался. Если, конечно, не брать в расчёт некоторых сомнительных моментов в его биографии.

Свой трудовой путь Леонид Полежаев начал на строительстве «грандиозного проекта века» - водном канале «Иртыш-Караганда», о чём он с гордостью вспоминает. Умалчивая, впрочем о том, что в подчинении у него были в основном осуждённые. Видимо у них молодой Полежаев и научился «основам хозяйствования». По крайней мере, один закон он усвоил чётко – не попадаться. Правда, в самом начале карьеры чуть было не попался на «левом» сбыте строительных материалов, а чуть позже мог залететь крупных хищениях в областном автотранспортном объединении. Но пронесло. Однако из Казахстана пришлось уехать.

Дальнейшие «подвиги» омского губернатора подробно разбирать нет смысла, это забота правоохранительных органов. Стоит отметить, что основная деятельность главы омской областной администрации была тесно скооперирована с деятельностью компании «Сибнефть» на территории Омской области. До сих пор многие связывают внезапную гибель генерального директора Омского НПЗ Ивана Лицкевича с началом взлёта Сибирской нефтяной компании, в которую и вошёл Омский нефтеперерабатывающий завод. А чуть позже был убит депутат Законодательного собрания Олег Чертов, входящий в комиссию областного Законодательного собрания по расследованию деятельности ОАО «Сибнефть», резко выступавший против экономической политики, проводимой областной администрацией и губернатором.

Сам же Леонид Полежаев год от года выстраивал собственную вертикаль власти, основанную на беспрекословном подчинении всех сотрудников администрации. Авторитет омского губернатора стал настолько силён, что для претворения в жизнь каких-либо решений не требовалось никаких бумаг. Достаточно было сделать звонок из администрации и оставить «рекомендации». Как, например, это было во время последних выборов мэра города Омска. Тогда, во все ведущие СМИ города поступили звонки от людей, представившимися сотрудниками областной Администрации и вежливо «порекомендовавшими» не освещать события, направленные против политики губернатора, в частности, акцию работников омского радиозавода им. А.С. Попова. И как по мановению волшебной палочки у омских журналистов неожиданно появились совершенно иные темы для обсуждения и единый взгляд на тему выборов. Не у всех, конечно, но тенденция была более чем заметной.

«...В каждой тюрьме или зоне есть смотрящий за положением. Смотрящих ставят воры. Если нет вора, то все вопросы в тюрьме или зоне решает смотрящий. Он собирает деньги, вещи, курево, наркоту для карцеров, для уходящих на крытую, а также для особого режима».

Сегодня Леонид Полежаев «присматривает» за нефтяной империей Романа Абрамовича. Решает все неудобные вопросы, ограждает от всевозможных нападок, обеспечивая регулярную поставку нефтебаксов для «уходящего на крытую».

Как грамотный «смотрящий» Полежаев ревностно охранял свою территорию от посягательств «беспредельщиков», пытающихся устанавливать в Омске свои порядки, не согласовав свои действия с ним. Причём под горячую руку попадает как раз не столько настоящий криминалитет, сколько российский бизнес, по тем или иным причинам не договорившийся со «смотрящим». И уже бизнесмен с подачи губернатора приобретает в глазах общественности криминальный статус, как было с уже упомянутым омским радиозаводом, превратившемся в одночасье из успешного предприятия в злостного укрывателя доходов.

Как-то, на одной из пресс-конференций, губернатор Приморья Сергей Дарькин заявил буквально следующее: «Я не вижу смысла строить новые школы или больницы — ведь население России сокращается». Омский губернатор, разумеется, ничего такого не скажет, но вполне может подумать. Стиль управления, привитый тюремными законами, распространяется и на политику управления регионом. И таких регионов становится всё больше. Получается, что выстраиваемая Путиным «вертикаль власти» вольно или невольно будет поддерживаться российскими криминальными кругами. Крупные олигархи эпохи Ельцина надёжно прикрыли собой растущий российский капитал, внедряющийся в региональную власть. И если сейчас ситуация не изменится, то выражение «криминальная Россия» станет не просто пугающим словом, а пугающей реальностью.

Игорь Кулагин

Vadim Gorshenin
Новости