Статьи

Борис Кагарлицкий: "С помощью суда они пытаются пресечь любые антипартийные выступления"

19 декабря 2006 14:26

Неужели, лидер КПРФ Геннадий Зюганов превратился в записного сутягу? Похоже на то - уже несколько месяцев беспросветно тянется разбирательство, вызванное обращением вождя компартии в суд в связи с обнародованием группой политологов доклада, посвященного коррупции в политических партиях – «Штормовое предупреждение». И если до этого судебного разбирательства мало вообще кто знал о существовании коррупции в КПРФ, то теперь об этом не говорит, разве что ленивый.

Напомним, что в этом докладе, подготовленным под руководством известного политолога Бориса Кагарлицкого, был приведен подробный анализ известных фактов коррупции в российских политических партиях, и в том числе и в КПРФ. Авторы нашумевшего доклада, не сделали абсолютно  никаких сенсационных открытий. Они просто механически систематизировали факты из материалов средств массовой информации и иных открытых источников, которые никто никогда  не опровергал. Тем не менее презентация этого, признаться, неимоверно скучного доклада вылилась в громкий политический скандал.

Ровно месяц назад представитель истца после непродолжительных раздумий выразил желание пойти на мировое соглашение с ответчиком, тем самым, по сути, согласившись с озвученными в докладе фактами коррупции в КПРФ. Однако на днях представитель Геннадия Зюганова в судебном процессе против Бориса Кагарлицкого адвокат Владимир Соловьев отказался от мирового соглашения. Это стало неожиданным поворотом процесса, поскольку ранее обе стороны, вроде бы, выражали готовность к примирению.

Представители Зюганова объясняют свою позицию тем, что за последнее время Кагарлицким якобы опубликовано большое число статей против КПРФ. По мнению же Бориса Кагарлицкого, аргументация зюгановской стороны свидетельствует о том, что начатый ими судебный процесс – не юридический, а политический. И речь идет не о защите личной чести и достоинства лидера КПРФ, пострадавшего от доклада «Штормовое предупреждение», а о попытке использовать судебные процедуры, чтобы наказать Кагарлицкого и его сторонников за их политические взгляды.

Поскольку примирение не состоялось, Кагарлицкий также не стал отзывать свой иск против Зюганова. Очередное судебное заседание по встречному иску Кагарлицкого к Зюганову – за оскорбление чести и достоинства, состоится в Тверском Суде Москвы 21 декабря 2006 г.

Мы попросили известного политолога рассказать Электорату.Инфо о том, почему Зюганов инициировал это судебное судебное разбирательство против авторов доклада «Штормовое предупреждение», с чем связано последнее решение отказаться идти на «мировую» с «Антиолигархическим фронтом».

- Борис Юльевич, расскажите об итогах ваших непрекращающихся судов с лидером коммунистической партии РФ Геннадием Зюгановым?
 
- 21-го декабря в Тверском суде будет разбираться мой встречный иск к Зюганову. А 8-го числа было заседания суда по иску Зюганова ко мне. Последний раз мы расстались на договоренности искать примирения. Мы им вручили целый пакет предложений, причем достаточно компромиссных. Мы были готовы с ними согласовать список их претензий, и если есть какие-то позиции, по которым их аргументация выглядит убедительной, независимо от того, было это опровернуто в прессе или нет, то мы пообещали сделать новую версию доклада, где эти места будут опущены или будет указано, что эти сообщения в прессе кажутся нам неубедительными. Соответственно будем менять и рейтинг «продажности».

Более компромиссного и уступчивого варианта просто невозможно было предложить. Все их возражения в итоге в докладе учитываются. Ну и соответственно, Зюганов должен сделать публичное заявление о том, что меня не привлекают к уголовной ответственности. И они вроде согласились.

Однако потом, 8-го числа меня не было на суде, я был на семинаре, который мы проводили вместе со шведской левой партией, и, что самое пикантное, вместе с областным отделением КПРФ, которое, естественно, прекрасно знало про этот суд.

 - То есть, они не были против скандального доклада?

- Они же публично не заявляли, но в частном порядке они говорили, что теперь знают, куда деваются деньги.

- И что же было дальше?

-  А дальше представитель Зюганова в очень агрессивной форме сказал, что никакого примирения не будет, потому что Кагарлицкий продолжает писать «антикпрфовские» статьи, они их насчитали до около 17.

-  И что, неужели, ничего не писали?

- Естественно, за последние два месяца я написал некоторое количество статей, но по принципиальным соображениям я ничего про КПРФ не писал, они ничего такого не совершили, ни хорошего, ни плохого. Поэтому ни одной статьи я про них не написал.

Но задним числом я понял, что происходило: они просто продолжают обнаруживать ссылки на доклад или ссылки на какие-то еще более ранние публикации или высказывания в других статьях. Поэтому волна продолжает идти, уже со мной или без меня, и это их приводит в бешенство. Может они, действительно,искренне думают, что я тихо сижу и всем этим руковожу. Потому что если каждый раз, когда кто-то пишет гадость про Зюганова, цитируют меня и считают, что это все один язык.

А может быть, уже просто бессильная злоба. Но тут возникает вопрос: Какое все это имеет отношение к судебному делу? То есть данный процесс в таком случае является не процессом о защите чести и достоинства, а политическим процессом. То есть, если они отказываются от примирения, исходя из того, что у меня неправильные политические позиции по отношению к их партии, то значит, суть дела не в конкретных претензиях по докладу, по которому я должен вести переговоры и даже делать уступки, а в каких-то идеологических вещах, или в недовольстве рядовых членов КПРФ. И они хотят в судебном порядке вести борьбу против идеологической критики.

- Т.е. они суд используют в качестве самопиара?

- Даже не в качестве пиара. Они пытаются использовать суд в качестве репрессивного инструмента для того, чтобы пресечь критические выступления против себя, причем даже не только с моей стороны, а вообще. Каким образом – это другой вопрос, потому что не очень понятно, какая здесь может быть связь. Я не могу запретить людям цитировать статьи, опубликованные год назад. То есть это чисто советский подход, когда в судебном порядке пытаются прекратить любую критику Зюганова.

Может, они думают, что если будут долго возмущаться, я испугаюсь, а потом журналисты тоже испугаются и перестанут такие вещи публиковать. То есть здесь есть некоторые элементы рациональности, но в основе все же лежит советский подход.

С помощью этого суда они пытаются пресечь все и антипартийные выступления. Причем тут не было сказано, что речь идет о публикациях, связанных с делом, а речь шла просто о том, что Кагарлицкий выступает против КПРФ, мы не можем примириться с ним по данному делу.

В итоге 21-го я буду уже свои иски предъявлять. Но повторяю, что я бы давно свой иск забрал, если было бы примирение по тому делу, потому что в данном случае я им вынужден отплатить той же монетой. И это довольно забавно уже.

Vadim Gorshenin
Новости