Статьи

Осень патриота

13 декабря 2006 16:19

Попытки Дмитрия Рогозина остаться на плаву после бесславной сдачи им «Родины» закономерно привели его к идее реанимировать тихо почивший в свое время Конгресс Русских Общин.

С технической точки зрения, вроде бы, этот вопрос не представлялся ему слишком сложным: арендуется небольшой зал в недорогой гостинице, зазывается патриотическая тусовка, готовая поглазеть на скандально известного патриота, приглашается ряд знаковых фигур этой части политического спектра, после пылких речей прокатывается череда резолюций и решений, а потом – как водится, небольшая дружеская пьянка гостиничном ресторане.

Технология таких съездов отработана до блеска и, казалось, ничего не предвещает неудачи. На первый взгляд, вроде все прошло неплохо, все по накатанному сценарию, вплоть до дружеской пьянки в ресторане, обошедшейся без мордобоя. Однако Дмитрий Олегович, выдавливавший из себя почти естественную улыбку – был явно не слишком доволен. Причину недовольства опального политика можно объяснить некоторыми моментами, не слишком бросающимися в глаза постороннему наблюдателю, но, тем не менее – достаточно серьезными. Не удалось убедительно продемонстрировать преемственность реанимируемого КРО – тому, почившему в бозе. Он сам в своем выступлении  признал, что прежних лидеров региональных организаций пришлось долго выискивать и убеждать вновь принять участие в Конгрессе.

Там где это не удавалось – искали рядовых участников и назначали лидерами местных организаций. Так, с миру по нитке, наскребли аж 69 делегатов из регионов, лишь единицы из которых представляли реально существующие отделения. Основная тусовка собралась из московских сторонников Рогозина, еще не потерявших остатки иллюзий на его счет, а так же приглашенных гостей, не имевших права голоса. По моим наблюдениям – голосовало не более половины собравшихся, поднимая над головами красные карточки. Наверное, поэтому точное число делегатов так и не называлось, но в любом случае присутствовало не более двухсот человек.

Да и те что собрались, представляли из себя слишком разных по своим убеждениям людей, что привело к серьезнейшим раздорам и скандалам. Так, Александр Поткин в своем путаном выступлении призвал собравшихся «познать радость ближнего боя», поскольку по его мнению «мы – армия выступающая в поход» под девизом «родина или смерть», а значит «необходимо быть готовым к тому, что вы потеряете все – золото, серебро,свой скарб, жилье и саму жизнь!». Ему вторил и Александр Савельев, цитировавший Новый Завет: «Не собирайте богатств земных». Собравшихся, большинство из которых были вполне состоявшиеся взрослые мужчины в хороших костюмах, скорее тяготеющие к севастьяновскому «национал капитализму»  – сия зловещая перспектива, кажется, мало вдохновила. Погибать на баррикадах явно не входит в их ближайшие планы.

А после пылкой речи Нины Коноваловой, председателя Союза Славян Адыгеи, они совсем поникли. Она процитировала слова самого Рогозина, сказанные им во время визита в эту северокавказскую республику: «А русским предателям передайте, ЧТО КОГДА МЫ ПРИДЕМ К ВЛАСТИ МЫ БУДЕМ ИХ ВЕШАТЬ!». После чего Коновалова обрушилась на российские власти, завершив свой спич финальной фразой «Такой президент нам не нужен!». Тут приуныл уже и сам Рогозин, тщательно избегающий до сих пор прямых выпадов против Путина.

Все это напомнило мне известную сцену из «12 стульев», когда Остап Бендер создавал свой «Союз Меча и Орала». Помните как собравшиеся нэпманы и «бывшие» покрывались липким потом ужаса, узнав, что их вербуют в «контрреволюционную» организацию?

Признаться, Дмитрий Олегович своими ловкими повадками (да и внешностью) зачастую напоминал мне этого беспокойного сына турецкоподданного.

После Курьяновича, непонятным для меня образом ухитряющегося сочетать свой «православный фундаментализм» с пропагандой многоженства, призвавшего довести население России к 2050 году аж до 500 (!) миллионов человек (наверное, при помощи этого же многоженства?) – происходящее стало несколько напоминать балаган. Услышав заявление Крутова, предложившего внести в устав КРО пункт о признании православия государственной религией, с места вскочили делегаты – «родноверы» (язычники) и устроили скандал, резко возражая против этого. Другие заявляли о необходимости оставаться подчеркнуто светской организацией. Начался гевалт, погасить который удалось с большим трудом примирительным обещанием Рогозина «решить вопрос в рабочем порядке на заседании Центрального комитета».

Поняв, что ситуация выходит из под контроля, лидер КРО объявил голосования по всем вопросам, посетовав что иначе «мы будем сидеть до ночи и останемся без праздничного ужина». Услышав заветное слово, изрядно проголодавшийся народ, которому было обещано обильное угощение в ресторане гостиницы, уже без перереканий проштамповал все предложенные резолюции и решения. Сразу списком были выбраны  ЦК (150 человек), ЦКК КРО (контрольная комиссия), Президиум ЦК (25 человек) и советы ЦК по направлениям. После чего нестройною толпой делегаты потянулись вниз, где уже были готовы столы с угощениями. Меня, как журналиста туда не пустили, но по рассказам очевидцев, некоторые делегаты, изрядно приняв на грудь, шумно призывали Рогозина "не сдавать новую партию с потрохами - как он это сделал с Родиной". До потасовки не дошло, но настроение Рогозину испортили окончательно...

Оценивая итоги съезда объективно, надо признать, что Рогозин не смог достигнуть поставленных целей.

Ему не удалось продемонстрировать преемственность, ведь, не считая приглашенной массовки, собралось не более ста делегатов с правом голоса – из которых лишь единицы представляли реально сушествующие организации в регионах и, насколько я понял, это были местные организиции не безвозвратно канувшего в Лету КРО а именно ДПНИ. Реанимировать КРО не удалось и все придется создавать уже на базе Поткинской организации.

Собравшиеся продемонстрировали наличие непримиримых противоречий между собой – монархисты сцепились с республиканцами, православные с язычниками, почитатели Брежнева, тоскующие о госконтроле и госмонополии – со сторонниками модернизации по западному образцу; радикалы, зовущие на баррикады и сулящие райское блаженство всем на них погибшим – с теми, кто это блаженство, в силу своей состоятельности уже имеет на нашей грешной земле и отнюдь не торопиться ее покидать – ни ради Рогозина, ни, тем более, ради Поткина с Курьяновичем. То есть ни о какой партии, с единой идеологией и политической платформой говорить не приходится – даже имея такое богатое воображение, как Дмитрий Олегович. И это – тоже провал, чего Рогозин не мог не понять.

Многие знаковые фигуры патриотического лагеря съезд КРО демонстративно проигнорировали. Не пришла даже старая соратница Нарочницкая, не говоря уже о Глазьеве. Юрий Савельев, за которым стоит самая мощная в стране парторганизация бывшей «Родины» - ныне, вместе со всей своей организацией перешел в партию «Патриоты России», куда, по его примеру перешли и многие другие организации. Он согласился формально войти в Президиум ЦК КРО – по личной просьбе Рогозина, остро нуждающемся знаковых фигурах. Дружеское и ни к чему Савельева не обязывающее одолжение, ведь КРО - это аморфное общественное объединение, а участие Савельева в планируемой партии на основе КРО, после «сдачи» Рогозиным «Родины» - невозможно даже теоретически.  Судя по всему, такое же дружеское одолжение сделал ему и Крутов, который по нашим данным так же потерял доверие к проектам Рогозина. Остальные вошедшие в Президиум фигуры – это либо неизвестные широкой публике помощники Рогозина, либо оставшиеся не у дел одиозные политики, вроде Андрея Савельева, Делягина и Курьяновича, которым просто некуда податься – ни одна думская партия не будет иметь с ними дело. Либо откровенно маргинальные личности, вроде Поткина, не нуждающегося в рекомендациях или Милитарева – ближайшего помощника политтехнолога «Другой России» Станислава Белковского.

Стремительная маргинализация окружения Рогозина, появление в нем людей, от которых он сам еще не так давно дистанцировался – свидетельство заката его политической карьеры. Теперь ему приходится практически на равных разговаривать и договариваться с людьми, которые раньше заискивающе искали с ним встречи. С теми, к кому он относился с плохо скрываемой брезгливостью. Теперь, как показал съезд, ему придется считаться с тем, что условия ему станет диктовать Поткин, предоставивший свою региональную сеть для КРО, не имеющего, по большому счету, своих региональных структур. Придется учитывать Рогозину и резкое падение доверия к нему даже у ранее самых своих стойких сторонников, называвших его в кулуарах съезда «политическим махинатором». По сути у него осталась только одна возможность для политического маневра: введением в Президиум явных сторонников «Другой России» - Делягина, Милитарева и связанного с ними Поткина, Рогозин совершенно явственно показывает Кремлю возможное направление своего движения.

Назвать это чем то иным, кроме как мелким политическим шантажем – трудно. Сомнительно, чтоб в администрации президента вновь пошли навстречу человеку, столь ненадежному в плане договоренностей и показавшему свои неумеренные амбиции. Не верят ему и в «Другой России», что иллюстрирует высказывание Каспарова, назвавшего Рогозина и Поткина «людьми, зависимыми от Кремля» на пресс-конференции 7 декабря, после очередного заседания лидеров оппозиции. Пространство для маневра у Рогозина сузилось до предела и, по сути, ему остался только один путь – вниз, туда где поткинцы активно братаются со скинхедами и уличными хулиганами. И там, внизу, его с уже распростертыми объятиями, как равного среди равных – ждет Поткин, мысленно примеряющий на себя мундирчик Эрнста Рэма. Печальный финал карьеры человека, который еще не так давно выступал в Европарламенте, был представителем президента в Калининграде и лидером крупной парламентской партии…


Сергей Успенский

Vadim Gorshenin
Новости