Статьи

Питерское отделение ОГФ Каспарова превратилось в «чикагскую скотобойню»

08 августа 2006 10:49

В питерском отделении Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова разразился нешуточный скандал. Ряд активистов фронта, а это порядка 20 человек,  выразили свое недоверие лидеру петербургского объединения ОГФ Ольге Курносовой, в связи "с грубейшим нарушением устава с ее стороны". Благодаря этому конфликту огласке были преданы некоторые далеко нелицеприятные факты из жизни регионального отделения ОГФ.

Началось все с того, что ряд питерцев, считающих себя членами ОГФ, решили провести общее собрание организации, на котором должно было быть рассмотрено персональное дело Курносовой, а также должны были быть сформированы новые «дееспособные руководящие органы». Иными словами, любимица Каспарова должна балы быть снята с руководящей должности.

Однако Курносова решила упредить события и «организовать спектакль по своей легитимизации» - говориться в распространенном пресс-релизе, и провести свое собрание, чтобы избежать «низложения» и критики. И как это часто водиться «зачистить» региональное отделение от всех недовольных ее персоной.

Приводим некоторые наиболее любопытные выдержки из распрастраненного "бунтарями" пресс-релиза, озаглавленного как:
 
ПЕТЕРБУРГСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННОГО ГРАЖДАНСКОГО ФРОНТА
В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ

Почему О.Курносова решила провести общее собрание 3 августа 2006 г.?

Потому что ряд питерцев, считающих себя членами ОГФ, решили провести общее собрание организации 19 августа 2006 г. Цель собрания – рассмотреть персональное дело О.Курносовой, устранить грубейшие нарушения устава с ее стороны и сформировать новые, дееспособные руководящие органы. Видимо, О.Курносова решила упредить события и организовать спектакль по своей легитимизации.

Какова повестка собрания 3 августа?

Повестка дня известна только ближайшему кругу О.Курносовой. Для остальных – это тайна.

Как можно «считать» или не считать себя членом ОГФ? Сколько же членов организации в Петербурге?

Существуют разные версии. По слухам (!) в Москву, в Федеральный Совет (и в Минюст!) О.Курносова подала сведения о 77 членах в Питере. Однако у О.Курносовой члены организации не могут получить сведения о самих себе, о персональном составе своей организации. Так что точно неизвестно, сколько кроликов может вытащить О.Курносова из своей шляпы.

Какие еще версии о численности организации?

Если строго учитывать требования устава, то девять или десять человек.

Как может быть такое расхождение в цифрах?

9 или 10 человек – те, кто 29 июня 2005 г. участвовал в учреждении региональной организации в Питере. Остальные (не менее двух-трех десятков человек) – подавали заявления о вступлении. Согласно п. 4.2. Устава эти заявления должен был рассмотреть Региональный Совет. Однако Совет их не рассматривал, поскольку впервые с момента учреждения организации собрался через год - только в июне 2006 г. Подававшие заявления не знают, кого из них О.Курносова лично соблаговолила включить в списки членов, а кого – нет. Как уже говорилось, состав организации – тайна для ее членов.

Может быть, Региональный Совет рассмотрел эти заявления, наконец, в июне 2006 г.?

Нет, тогда Совет не принимал, но исключал из организации. Например, О.Курносова и еще два члена Совета (члены РС только 2-го созыва, сформированного в мае 2006 и нелегитимного вследствие отсутствия кворума на выборах, как показано ниже) исключили члена Совета (1-го и 2-го созывов) А.Чаплыгина и членов ОГФ Г.Иванова и А.Струцинского.

В чем же причина исключения?

О.Курносова и ее пресс-секретарь рассказывают о «страшных грехах» исключенных. Впрочем, для понимающего читателя этот отчет имеет, увы, явный привкус партийных доносов ушедшего времени. По нашему мнению, причина заключалась в том, что эти люди попытались выполнить решения первого общего собрания ОГФ. Их активность остро не понравилась О.Курносовой.


Каковы же были решения первого общего собрания?

Это первое собрание состоялось 12 июля 2005 г. в музее Г.В.Старовойтовой. Оно последовало вслед за учреждением организации 29 июня 2005 г. Участники общего собрания подали заявления о вступлении в ОГФ (судьба этих заявлений, как упоминалось, неизвестна). Кроме того, были приняты решения о формировании комиссий для работы по специализациям, о закреплении за некоторыми активистами определенных участков работы.

Как и когда были выполнены эти решения?

Никогда и никак. На все вопросы О.Курносова отвечала, что «продолжает подсчитывать бюллетени и решать вопросы», пока надоедливые активисты от нее ни отстали. Члена Совета и еще двух членов ОГФ, недовольных положением дел, О.Курносова исключила с грубейшим нарушением устава, как это было сказано выше.

Проводились ли другие общие собрания в питерском ОГФ?

В мае по инициативе О.Курносовой было проведено Общее Собрание, связанное с преобразованием ОГФ из межрегиональной организации во всероссийскую. Однако на нем не было кворума (присутствовало 18 человек, причем некоторые из голосовавших – на тот момент даже не подавали заявления на вступление в ОГФ). Соответственно, все его решения, в том числе выборы новых руководящих органов, нелегитимны. Легитимны в настоящее время первый состав Регионального Совета, и первый ревизор организации, а также О.Курносова как председатель.

Ходили слухи, что в начале лета 2006 г. состоялось еще одно «общее собрание», составленное из доверенных О.Курносовой лиц. Это собрание будто бы и вывело А.Чаплыгина из состава Совета. Однако, как выясняется из упоминавшегося отчета пресс-секретаря О.Курносовой, это было собрание самого Совета, когда большинство из трех членов Совета исключила члена Совета и двух активистов, разумеется, в их отсутствие, равно как и в отсутствие члена Совета (2-го созыва) депутата ЗакСа С.Гуляева.

Почему А.Чаплыгин и другие оппоненты О.Курносовой согласились участвовать в этом нелегитимном майском Общем собрании, а затем предъявили претензии к его нелегитимности?

Они восприняли проведение этого собрания как добрый знак после более чем года, когда никаких собраний не проводилось вообще и О.Курносова все решала единолично, и потому не возражали против допущенных на нем существенных нарушений, надеясь, что удастся на основе компромиссного соглашения добиться изменения стиля руководства к лучшему, постепенного устранения грубейших нарушений. Но, к сожалению, после этого Общего Собрания не изменилось ничего, и когда члены организации стали предъявлять по этому поводу претензии, последовало проведенное с грубыми нарушениями устава вышеупомянутое трех членов ОГФ. После этого они поняли, что уступки были совершенно неоправданны, что  О.Курносова не желает идти ни на какие компромиссы, стремясь сохранить свой единоличный контроль над организацией.

Как отнеслись Федеральные органы ОГФ к конфликту в Питере?

Разбираться в ситуации приезжал лично Г.Каспаров, который, как говорят, потребовал восстановить незаконно исключенных (по уставу он имеет право на такое личное решение). Однако воз и ныне там.

Тогда можно ли считать собрание 3 августа 2006 г. легитимным?

Вряд ли, поскольку по своему юридическому статусу – это, скорее вечеринка О.Курносовой для своих знакомых. Разумеется, пресс-секретарь О.Курносовой затем сообщит о ней, как о легитимном общем собрании.

Вы критикуете О.Курносову, однако своей активной публичной деятельностью она завоевала определенную известность в Петербурге?

Действительно, впору скандировать: «Говорим «ОГФ» – подразумеваем «Курносова»!». Правда, что О.Курносова регулярно появляется на митингах, умело возникает на телеэкранах и в газетных отчетах. Это следовало бы считать большим вкладом в пропаганду деятельности организации. Однако у света «курносовской луны» есть обратная и весьма темная сторона.

Какие конкретно претензии к О.Курносовой?

На одной чаше весов – личная известность О.Курносовой как лица питерского ОГФ. На другой чаше – не проводятся заседания Совета; неразбериха с численностью; не выполняются решения общего собрания; участники зачастую не информируются о проведении уличных акций, к проведению которых привлекаются члены других организаций или вообще посторонние люди; множество людей, считающих себя членами ОГФ, не могут реализовать свою активность через организацию и превращаются в оппонентов ее председателя.

Одним словом – полный хаос в питерской организации. Причем вся эта курносовская кутерьма – на фоне грубейших нарушений устава с ее стороны. Это просто: если устав нарушают, значит нарушающему это выгодно, нарушающий не может и не хочет «рулить ситуацию» по закону. Что же до личной известности, то, пожалуй, следует напомнить известное выражение про чикагскую скотобойню: там утилизируют абсолютно все, кроме визга замученных животных. Возникает впечатление, что именно этому компоненту О.Курносова успешно нашла применение.

Vadim Gorshenin
Новости