Электорат.Инфо
Статьи

Правозащитники посчитали акт налоговой проверки «незаконным»

03 августа 2006 15:44

Неожиданный повод собрал недавно в Независимом пресс-центре, что на Тверском бульваре, едва ли не весь отечественный правозащитный «бомонд». Во всяком случае, на экстренно созванную пресс-конференцию поспешили прибыть все те, кто еще не успел податься из летней Москвы в отпуск: Людмила Алексеева, Лев Пономарев, Светлана Ганнушкина, Юрий Самодуров, Андрей Бабушкин, Валерий Абрамкин и другие деятели, представлявшие в общей сложности более 20-ти общественных организаций. Ими же, как правило, и созданных.

Собравшимся на столь неожиданную встречу впору было затянуть знаменитые «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» (на что, кстати, дважды потянуло адвоката Каринну Москаленко, восседавшую во главе президиума). Но повод для встречи был уж очень неподходящим - налоговая инспекция №9 по г. Москве предъявила Центру содействия международной защиты, который создала и долгие годы возглавляла г-жа Москаленко, претензии на сумму более 4 млн рублей. Реализация этих претензий, как считают правозащитники, неминуемо разорит преуспевающую организацию, специализирующуюся на юридическом сопровождении исков российских граждан в Европейский суд по правам человека.

Претензии к Центру стали итогом длившейся несколько месяцев проверки, в ходе которой налоговики выявили неуплату налога на прибыль за 2002-2004 гг. в размере более 3 млн рублей. К этой сумме проверявшие присовокупили полагающиеся штрафы и пени, в результате чего размер претензий превысил 4,5 млн рублей. За «давностью лет», правда, налоговики скостили правозащитникам неуплату налога за 2002 год, после чего и вывели итоговый размер иска.

Столь внушительная сумма претензий (особенно если учесть, что она появилась в результате проверки отнюдь не коммерческой, а общественной организации) набежала, естественно, с еще более масштабных оборотных средств, прошедших за эти годы через счет Центра. А все это время его финансовое благополучие всецело зависело от грантов, которые предоставляли международные (фактически все - американские) правозащитные структуры - Фонд Форда, Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса), Фонд Макартуров и Фонд национальной поддержки демократии. Всего за три года эти доноры пожертвовали российскому центру около $500 тыс. Почти со всей этой суммы правозащитники и не уплатили налог на прибыль, полагая, что денежные пожертвования оброком не облагаются.

Налоговики же рассудили иначе, посчитав, что получатели грантов не соблюдали такие непременные условия освобождения от налогообложения, как конкретность программ, предусмотренных договорами о грантах, а также принадлежность доноров к специальному перечню иностранных организаций, который утверждается российским правительством. Окончательная аргументация налоговиков прояснится, видимо, уже в суде, где правозащитники намерены оспорить предъявленные к ним претензии. Хотя уже сейчас некоторые эксперты дают кое-какие пояснения.

По Гражданскому кодексу РФ (ст. 582), например, пожертвование – это дарение вещи или права. Денежные же средства, переданные в качестве пожертвования, приравниваются тем же ГК РФ к простому дарению и потому должны облагаться налогом на прибыль. Аналогичными чисто юридическими нюансами полон и Налоговый кодекс РФ. Оба эти основополагающих правовых акта, кстати, должны быть хорошо знакомы нашим правозащитникам исходя хотя бы из этимологии самого слова «правозащита». К тому же оба кодекса готовились в свое время по международному «лекалу», вбирая в себя все лучшее, что наработала к той поре юридическая наука. И никаких, кстати, принципиальных возражений у наших правозащитников эти документы тогда не вызывали.

А сейчас вот вызывают. Оказывается, единые для всех нормы вполне могут стать неугодными, если они затрагивают самих «правозащитников». Нынешний директор Центра г-жа Преображенская, например, посчитала сам акт налоговой проверки «незаконным», собственноручно начертав эту резолюцию на последней странице документа. Другие правозащитники, впрочем, упирали на пресс-конференции не столько на юридическую сторону предъявленных претензий, сколько на политическую подоплеку заведенного против Центра «дела». Власть, мол, использовала налоговые органы для расправы с неугодной и к тому же крайне эффективно работающей правозащитной организацией. Но об том, насколько авторитетен и популярен среди россиян Центр содействия международной защиты, можно было судить хотя бы со слов присутствовавшей в зале Людмилы Алексеевой. «Патриарх» российского правозащитного движения, выступая на пресс-конференции с титульной речью, сама все время путала название организации, именуя ее не иначе как Центром международного правосудия.

Налоговое законодательство, впрочем, дело сложное и порой крайне запутанное. Во всяком случае, без помощи специалистов в него лучше не залезать вовсе. А поскольку история с налоговыми претензиями к Центру, видимо, продолжится в судебном разбирательстве, все мы еще будем иметь возможность повысить свой правовой уровень, понаблюдав за неминуемой противоборством экспертов с обеих сторон. Мы намерены проследить за этой дуэлью.

Юрий Филатов

Последние новости