Электорат.Инфо
Статьи

«Липовый антифашист» и «гламурный фашист»: история нежной дружбы Марата Гельмана и Эдуарда Лимонова

20 июня 2006 19:21

Презентация новой книги Эдуарда Лимонова «Лимонов против Путина», от которой последовательно отказались столичные клубы «Жесть» и ОГИ, все-таки состоялась. В галерее известного политтехнолога Марата Гельмана, автора знаменитых «проскрипционных списков русских фашистов».

На первый взгляд, объявивший себя воинствующим антифашистом Гельман не должен был предоставлять помещение такому одиозному политику, как Лимонов. Да и для самого вождя национал-экстремистской партии выбор галереи Гельмана кажется довольно странным. Однако что случилось, то случилось. Они сошлись – вода и камень... далее по тексту.

Как известно, свою политическую карьеру сын знаменитого советского драматурга Александра Гельмана Марат начинал  в качестве скромного столичного галериста, увлекающегося политическим пиаром. Апофеозом  «творческой» карьеры Гельмана стало его участие в проекте «Родина», после которого он без зазрения совести стал позиционировать себя в качестве «кремлевского политтехнолога». Однако те политтехнологи, которые действительно были приближены к власти, не спешили признавать в нем равного. Возможно, от обиды, а может, от желания погромче заявить о себе, Гельман организовал у себя в галерее выставку под названием «Россия-2». Это был откровенный эпатаж, оскорбительный для национальных и религиозных чувств русских людей. В частности, одним из центральных экспонатов выставки была разрубленная топором икона.

Выставка действительно оказалась скандальной и привлекла к фигуре Гельмана определенное внимание. Воспользовавшись случаем, галерист выступил с идеей составления «списка ста русских фашистов», в который, наряду с действительно шовинистически настроенными политиками, вошло немало здравомыслящих русских патриотов. Интересно, что в этот список попали десятки депутатов ГД, входящих во фракцию «Родина» - как  подчеркивает сам галерист, его детище. Однако Эдуард Лимонов в «списках Гельмана» не значится. И это несмотря на то, что он лично в телеэфире заявлял о себе, что является фашистом. Несмотря на то, что еще в 1994 г., по словам известной правозащитницы Аллы Гербер, Лимонов публично отрицал реальность Холокоста. Далеких от политики историков в Западной Европе за такое, между прочим, сажают в тюрьму.

 

Можно вспомнить и что в 1996 году за публикацию в газете «Лимонка» статей «Лимонка в хорватов» и «Черный список народов» Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ просила прокуратуру Москвы рассмотреть вопрос о привлечении Лимонова к юридической ответственности за разжигание национальной нетерпимости и розни и пропаганду войны. В этих статьях, по мнению Судебной палаты, содержались оскорбительные характеристики целых народов: чеченцев, чехов, словаков, латышей, хорватов и ряда других. В решении палаты, опубликованном в «Российской газете», говорилось, что Лимонов становится «апологетом бредовой, человеконенавистнической «теории» о некоей едва ли не генетической предрасположенности некоторых народов к массовому и постоянному проявлению таких качеств, как жестокость, злоба и т.п.».

Но для Гельмана все эти «мелкие шалости», по-видимому, не имеют значения. Мало того, что он не посчитал нужным внести Лимонова в «список фашистов» - он с радостью предоставил ему площадку для презентации сканадальной книги в жанре политической журналистики.

Интересно, что накануне галерист проводил переговоры о презентации другой книги – «Лимонов о Лимонове. И не только» с ее автором Борисом Якеменко (братом Василия Якеменко, лидера молодежного движения «Наши»). Причем, по словам Якеменко, договоренность о презентации была достигнута давно, предстояло лишь уточнить нюансы. Внезапно выяснилось, что из-за того, что двумя часами позже намечена презентация книги Лимонова, Гельман не может самостоятельно принять решение. «Гельман сказал нам, что он должен согласовать наше мероприятие с Эдиком, так как он его большой друг. Он сказал, что обязательно должен заручиться его согласием. «Если Эдик даст разрешение, тогда мы сможем провести презентацию», - сказал Борис Якеменко корреспонденту «Электорат-инфо». - Вчера на нашей встрече, Гельман заявил, что презентация без согласования с Лимоновым пройти не может. И в результате он при нас же позвонил Лимонову. Разумеется, тот не дал своего согласия. Общались они с Гельманом, действительно, как старые добрые друзья. Собственно, галерист этого и не скрывал, называл его только «Эдик».

Фактически это означает, что «кремлевский политтехнолог» уже не распоряжается в собственной галерее, выполняя указания «друга Эдика». Доходит до смешного: чтобы хоть как-то соблюсти приличия и придать насквозь политизированному мероприятию некоторое отношение к культуре, Гельман заявил, что собирается прочесть несколько стихотворений Лимонова из его «нью-йоркского» периода. Однако вождь НБП просто запретил ему это делать. Галерист даже не посмел возразить...

«Марат Гельман сказал нам, что он не может против Эдика никаким образом идти, потому что это не этично, - вспоминает Василий Якеменко. - Нам запомнилась его линия рассуждения: да, Лимонов ходит под фашистским знаменем, исповедует фашистские идеи, но он хороший писатель и они с  ним из одного поколения, поэтому все остальное – уже несущественно».

Известный политолог Александр Дугин, впрочем, считает, что это вполне осмысленная линия поведения, поскольку на деле никаким «прокремлевским политтехнологом» Гельман не является.

«Сейчас Гельман находится в оппозиции Кремлю и Путину, и поэтому логика его действий абсолютно «оранжевая», - считает известный политолог Александр Дугин. -  Он настроен на поддержку радикальных оппозиционных сил. Вполне закономерно, что он этим кончил – презентацией книги Лимонова. Любопытно, что он то сам составляет списки российских фашистов, то сам принимает в своей галерее человека, который не колебаясь в одной из популярных телепрограмм середины 90-х годов назвал себя фашистом. Я тогда поддерживал с Лимоновым отношения и спросил: «Эдуард, а Вы что, идиот – такие вещи говорить? Это же абсурдно!» О ответил: «Нет, я знал, что сказал». Он даже потом хвастался: «Я даже сказал, что я фашист!».

Интересно, как оценят такое противоречивое поведение известного галериста его коллеги по Межфракционной депутатской группе «Интернационал», объявившей своей целью противодействие национал-шовинизму? Напомним, что в группу, презентация которой состоялась 26 апреля, кроме Марата Гельмана, входят такие политики, как лидер социал-демократов Владимир Кишенин, лидер республиканцев Владимир Рыжков, депутаты Олег Шеин, Валерий Зубов и Олег Денисов. Тогда Марат Гельман заявил журналистам: «Главное – внутри Думы создать ситуацию невозможности ксенофобских высказываний. Внутри Думы сегодня существует достаточно большой отряд персонажей, которых по большому счету в политике быть не должно. Одна из задач новой депутатской группы – этому противостоять».

Одно из двух – то ли у Марата Александровича семь пятниц на неделе и прискорбно короткая память, то ли он на самом деле не имеет твердых убеждений и колеблется вместе с линией партии... то есть, в зависимости от настроения спонсоров. Не вызывает сомнений то, что сегодняшний перформанс в галерее Гельмана – абсолютно конкретный политический заказ. Достаточно уже того, что первый, крошечный, тираж книги хорошо известного в России и за рубежом писателя Эдуарда Лимонова издавался в провинциальной типографии за счет спонсора, а для второго тиража лидеру НБП пришлось создавать свое собственное издательство «Новый Бастион». При этом собственно художественные достоинства книги стремятся к нулю – это политическая публицистика, причем не самого высокого класса. Это, скрипя зубами, признает даже Гельман. «Я к самой этой книге отношусь очень критично, потому что по большому счету это такая интервенция политики в литературу. Причем, не в лучшем ее виде. Если Проханов избрал жанр китчевого профанирующего фэнтези, то Лимонов выбрал такую «обвинительную лекцию». Честно говоря, первый мне показался несколько веселее», - заявил он корреспонденту «Правды. Ру».

Раз так, то спонсор явно не меценат, если понимать под этим словом покровителя изящных искусств. Просто заказчик, финансирующий определенный политический проект. А Лимонов и Гельман – обычные исполнители. О том же, кто «заказывает музыку», можно только догадываться. Например, серебристый «Кадиллак», на котором Лимонов со своими телохранителями покинул галерею Гельмана, принадлежит, по слухам, политтехнологу Станиславу Белковскому. Белковский, в отличие от Гельмана, действительно занимающий теплое местечко на политическом Олимпе, тесно связан с «лондонским сидельцем» Платоном Елениным, сиречь Борисом Березовским.

Вот такой получается интересный групповой портрет в интерьере галереи Марата Гельмана.

Степан Королев.

Последние новости