Электорат.Инфо
Статьи

«Открытой России» требуются доноры

30 марта 2006 12:47

«Открытая Россия» ждет решения Мосгорсуда по своей кассационной жалобе и надеется, что ее счета, арестованные в рамках дела «Ходорковского-Лебедева», будут разморожены. В настоящий момент под угрозу существования попали все проекты, реализуемые в 47 регионах России. В этой связи общественная организация обратилась к российским и зарубежным спонсорам с просьбой о помощи. «Электорат. Инфо» предоставляет слово официальным лицам «Открытой России» - Александру Осовцову и Ирине Савченко.

Александр Осовцов, директор программ, член правления МОО «Открытая Россия»:

В регионах сейчас, в основном, все нормально – за исключением Волгограда и Бурятии. Действуют почти все программы «Открытой России». Ресурсы нашлись, но эти ресурсы, понятно - не навсегда. Не знаю, сколько нам удастся продержаться, но мы постараемся.

- Какие культурные проекты помогала осуществлять «Открытая Россия»?

Много лет мы спонсировали литературную премию «Букер». Помогали Школе-студии МХАТ. Не ежемесячно, но каждый год что-то выделяли. Но тут встает вопрос, что считать культурой? Спонсировать искусство никогда не было нашей целью. А если иметь виду культуру в более широком смысле, то мы вели работу от создания модельных сельских библиотек до конкретной финансовой помощи нуждающимся пожилым артистам. Например, выделили деньги на операцию одному очень известному актеру, которого знает вся страна. И таких историй было – не одна, не пять. Однако частная благотворительность никогда не была нашей главной задачей.

Мы выделяли гранты многим разным организациям, а проекты они делали сами. Мы же не бегали, приставая к людям с вопросами, как у вас жизнь и нужна ли вам помощь. Они нам сами сообщали, кому что надо и почему, а мы рассматривали обращения и принимали решения. Не помню точно, скольким людям в итоге мы оказали помощь, но это было какое-то количество десятков.

Конечно, мы удовлетворяли не больше 10-12% тех обращений, которые к нам поступали – как, наверное, и очень многие другие организации, дающие гранты. Проектов, которым мы отказали, тоже было много и обижаться тут не на что. Ведь в Уставе «Открытой России» написано, что наша основная деятельность связана с созданием и укреплением институтов гражданского общества. В том смысле, журнал «Музыкальная жизнь», если заглянуть в наш Устав, плохо вписывается. Я, конечно, понимаю, что музыка и этот журнал – важная и необходимая часть общечеловеческой культуры. Но одна грантодающая организация не может финансировать все. Да, мы проводили некоторые проекты в области культуры в узком смысле этого слова. Но они изначально были в очень небольшом количестве и никогда не были для нас сколько-нибудь главными.

Ирина Савченко, директор по информации и связям с общественностью МОО «Открытая Россия»:

Наша сегодняшняя деятельность – это 47 региональных проектов и еще 5 проектов в Москве: «Клуб региональной журналистики», «Новая цивилизация», «Независимый институт выборов», «Общественный вердикт», «Интерньюс».

«Новая цивилизация» - это группа программ по формированию гражданственности среди подрастающего поколения. Идея также была направлена на развитие местного самоуправления. Специалисты «Новой цивилизации» разработали набор методик, рассчитанных на школьный и студенческий возраст, которые потом представлялись в регионах. В этом проекте была масса направлений, рассчитанных на различные молодежные интересы. Среди них – «Креативный менеджер», «Новые лица». Когда проект напрямую финансирования ЮКОСом, в нем было задействовано порядка миллиона участников. Огромный проект для детей и молодежи.

Очень мощно действовал проект «Общественный вердикт». Очень жаль этот проект. Его смысл в том, что те люди, которые не могут защитить себя в суде, найти адвокатов или заплатить – они получали адвоката. Тема обращений – произвол правоохранительных органов. Например, человека избили милиционеры. Он понимает, что куда бы он не пошел, он поддержки и защиты не найдет. Тогда он приходит, скажем, в Казанский правозащитный центр. Юристы начинают работать с этим потерпевшим, изучают первичную базу, оценивают судебные перспективы. И если это дело действительно о нарушениях права человека на свободу и личную неприкосновенность, то тогда ему в Москве через «Общественный вердикт» оплачивают адвоката, который выезжает на место и независимо от местных властей и милиции ведет работу. В рамках «Общественного вердикта» действовала круглосуточная горячая линия по правам человека.

В регионах у наших партнеров будут большие проблемы. Например, в Перми действует региональная некоммерческая организация Фонд «Гражданская позиция». Он проводят семинары с участием ведущих российских экспертов уровня Сатарова и Федотова. По линии «Открытой России» ездило 600 экспертов по стране. В каждом таком семинаре участвовало пять-шесть экспертов. Вырабатывались какие-то пути, мини-проекты, которые можно реализовать в регионе и изменить напряженность.

Клуб региональной журналистики «Из первых уст» каждый месяц проводит семинары для журналистов из регионов – оплачивает дорогу, проживание, питание и собственно само проведение семинаров. В основном, это тематические семинары экономической и правовой направленности. Безусловно, затрагиваются и темы гражданского общества. Когда там выступал Ходорковский, он говорил, что никакой бизнес не защищен, если общество готово приветствовать его разрушение. До ареста он предвидел эти проблемы, поэтому и поддерживал эти проекты – потому что нужно воспитывать сознание, нужно вкладывать в мозги, нужно давать разные точки зрения, нужно давать информацию. Его тезис (он нам всегда его говорил): «Богатство страны – это не природные ископаемые, а богатство – мозги, в них и надо вкладывать».

Приоритеты финансирования менялись в зависимости от ситуации. В последнее время «Открытая Россия» решила, что местное сообщество, именно низовой общественный уровень – это самая благотворная среда, чтобы просвещать людей и учить их самостоятельно выкарабкиваться из ситуаций.

В рамках уже завершенного в прошлом году проекта было оборудовано шестьдесят компьютерных сельских библиотек. Люди получили доступ к фондам районных библиотек. После трагедии в Беслане девять таких библиотек появилось в Северной Осетии.

«Открытая Россия» проводила конкурсы журналистских работ о нарушении прав человека и гражданина «Произвол и Закон». В прошлом году прошел 4-й конкурс. В общей сложности пришло более 700 работ.

Большая работа велась Школами публичной политики. Их аудитория – это представители региональных органов законодательной власти, муниципальных советов, чиновники, представители бизнес-сообщества, журналисты, студенты, аспиранты, лидеры некоммерческих организаций. Это были люди из различных политических партий: СПС, «Яблока», «Единой России», ЛДПР, «Родины» и других. Главное, чтобы слушатель был вменяемым – не вскакивал и не хватал за грудки эксперта, был способным слушать и не имел склонности к истерическим реакциям, которые могут сорвать мероприятие.

Конечно, люди послушав статусного эксперта, которого они в жизни в глаза бы никогда не увидели, спрашивали: а что мы вам за это должны. Мы говорили: ничего не должны, если вы просто поймете какие-то вещи, что борьба за власть – не главное, к чему должен стремиться региональный политик. Если люди были готовы чему-то учиться, то мы им предоставляли эту возможность.

У любой организации есть свои приоритеты – они определены в миссии, в стратегии. Мы всегда исходили из стратегической образовательной составляющей. То есть финансирование таких проектов как Букеровская премия – это хорошо только для бренда. Как говорил Ходорковский, надо работать с мозгами. Поэтому подхода «для вывески» у нас не было: того поддержали, сего поддержали.

Обычно бизнес финансирует то, что приносит брендинговые дивиденды – фестивали, выставки и т.д. Но это – не приоритет Ходорковского.

Если найдутся люди, готовые поддержать наши региональные организации, тогда у проектов будет шанс выжить. Но сейчас «Открытая Россия» как красная тряпка, поэтому мы не настаиваем, чтобы региональные партнеры продолжали махать нашим флагом и умирали с гордо поднятой головой. Главное, чтобы они продолжали работать, потому что главное – это продолжать то, для чего мы созданы.

Мы не можем получить помощь из-за рубежа, потому что закон о НКО нас в этом смысле «поддерживает». Но мы открыто обратились ко всем российским и зарубежным донорам с просьбой поддержать наши некоммерческие организации.

Подготовила Анжелика Игнатьева

Последние новости