Электорат.Инфо
Статьи

Правозащитники продолжат сотрудничество с британскими разведчиками, потому что «российские доноры не дают гранты»

24 января 2006 16:44

Федеральная служба безопасности РФ выявила четырех британских разведчиков, которые работали под прикрытием посольства Великобритании в Москве, и финансирование представителем британской разведки ряда неправительственных организаций в РФ. «Самое главное - мы поймали их за руку на агентурной связи и на том, что идет финансирование ряда неправительственных организаций (НПО)», – заявил начальник центра общественных связей (ЦОС) ФСБ РФ Сергей Игнатченко. «На какие цели шло финансирование - теперь это предмет пристального внимания», - отметил он. Отвечая на вопрос о дальнейшей работе в Москве этих граждан Великобритании, Игнатченко сказал: «Этот вопрос будет решаться на политическом уровне».

Игнатченко отметил, что сотрудникам ФСБ удалось получить новейшее электронное шпионское устройство, с помощью которого британские разведчики связывались со своим агентом - гражданином РФ: «Это электронный тайник, ноу-хау британской разведки, который удалось захватить контрразведчикам». На пресс-конференции журналистам продемонстрировали электронное устройство, которое было вмонтировано в камень. По словам представителя ФСБ, устройство можно было установить в любом месте. Связь с передатчиком могла вестись с расстояния 20-25 метров, а сам сеанс связи длился 1-2 секунды.

После обнаружения первого шпионского устройства, замаскированного под камень, сотрудники российской контрразведки стали искать подобные устройства. «В течение нескольких месяцев Москва была разбита на несколько секторов», – сказал Игнатченко, отметив, что в результате этой работы было найдено второе шпионское устройство. Но первое устройство было извлечено британской разведкой и не попало в руки контрразведчиков.

Начальник ЦОС ФСБ сообщил также, что в недавнем прошлом в Москве состоялась встреча с официальным представителем британской разведки, на которой российская сторона поставила вопрос о прекращении британскими спецслужбами разведывательной деятельности на территории России: «Они отказались, сказали, что не ведут разведывательную деятельность», – сказал Игнатченко, отметив, что по этой причине было принято решение об обнародовании результатов работы российской контрразведки.

Отвечая на вопрос о том, могли ли представители НПО знать о том, что они получают средства от британской разведки, начальник ЦОС ФСБ сказал: «Пока без комментариев. Иногда разведки действуют втемную».

Интерес у российских спецслужб вызвали четыре британских дипломата - помощник официального представителя британской разведки в РФ Пол Кронтон, второй секретарь посольства Марк Доу, секретари-архивисты Кристофер Пирс и Эндрю Флеминг.

Кроме того, по данным ФСБ, от посольства Великобритании за подписью М.Доу финансовые средства получали 12 НПО. В их числе "Комитет против пыток", Центр развития демократии и прав человека и Московская Хельсинкская группа (МХГ).

Со своей стороны председатель МХГ Людмила Алексеева заявила, что МХГ не получала грантов, подписанных М.Доу. «У нас были три гранта от Великобритании в период с 2000 по 2004 год. Но нет ни одного документа, подписанного М.Доу», – сказала правозащитник.

Российские правозащитники и дальше не намерены отказываться от грантов зарубежных фондов из-за скандала с разоблачением четырех британских разведчиков, работавших под прикрытием посольства Британии в Москве. «С какой стати? Гранты НПО от иностранных фондов - это общемировая практика, и российские НПО от этой помощи не откажутся», – заявила Алексеева. Она отметила, что НПО в США, которые в основном работают на средства американских частных фондов, могут получать финансовую помощь на правозащитные программы от Евросоюза и иностранных частных фондов: «Ничего зазорного в работе на деньги фондов с хорошей репутацией нет, и мы не собираемся от этого отказываться».

По словам Алексеевой, российские доноры неохотно дают гранты на правозащитную деятельность и «пока единственный источник средств для правозащитников - это зарубежные фонды». Она также сообщила, что в ближайшее время представители МХГ намерены обсудить сложившуюся ситуацию с зарубежными донорами, в частности, с посольством Великобритании: «Мы обсудим ситуацию. Я буду спрашивать, как они отреагировали на этот инцидент. Но мы не собираемся выражать им солидарность. У нас с ними чисто деловые отношения», – сказала Алексеева.

В свою очередь глава Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе заявил, что правозащитники против того, чтобы их связывали со скандалом вокруг разоблачения четырех британских шпионов. «По нашим проектам мы отчитываемся перед налоговыми органами. Нам нечего прятать и никакого отношения к разведке мы не имеем. У меня вызывает возмущение то, как подается эта история, когда разоблачение дипломатических работников в разведдеятельности связывают с финансированием российских НПО», – сказал Джибладзе. Он сообщил, что возглавляемый им Центр развития демократии и прав человека получал гранты от посольства Великобритании в 2003-2005 годах. В то же время он опроверг сообщения о том, что британские дипломаты, которые упоминаются в скандале, "финансировали деятельность НПО": «Проекты российских НПО финансировались Фондом глобальных возможностей МИД Великобритании, а господин М.Доу как сотрудник посольства Великобритании выполнял формальную функцию - подписывал документы. Лично он ничего не финансировал», – сказал Джибладзе. Он также сказал, что НПО часто получают гранты на правозащитные программы от иностранных правительственных фондов через посольства: «Это общемировая практика».

Владимир Рыжков, сам сотрудничающий с американскими фондами, заявил, что «власти сочли необходимым начать широкую компрометацию правозащитного движения в нашей стране, заявив, что ряд НПО занимаются подрывной деятельностью, получая на это средства из-за рубежа».

Бывший генпрокурор СССР и член комитета по безопасности Госдумы (КПРФ) Виктор Илюхин не верит в то, что Хельсинская группа Людмилы Алексеевой «занимались подрывной деятельностью в пользу английских шпионов. Разоблачение сотрудников британского посольства скорее всего было осуществлено давно, однако именно сейчас это предано гласности для того, чтобы усилить мотивацию принятия достаточно сомнительного закона об НПО, который вызывал и вызывает немало справедливой критики не только за рубежом, но и в нашей стране».

Ветеран российских спецслужб Олег Нечипоренко считает, что, предав огласке факты, российские власти продемонстрировали западной и отечественной общественности целесообразность принятия нового закона об НПО: «На Западе поднялся пропагандистский шум с требованием исправления этого закона в интересах иностранных государств, финансирующих такие организации. С тем, чтобы не быть голословными, государство, в целях подтверждения свих позиций, высказанных в процессе обсуждения законопроекта об НПО, использовало свое право подтвердить конкретными фактами то, чем могут заниматься некоторые подобные организации. Почему российская и зарубежная общественность не должна знать фактов использования этих организаций иностранными спецслужбами?».

В то же время ветеран спецслужб считает, что в связях с иностранными разведками нельзя обвинять все российские НПО. «Я сам четыре года возглавлял некоммерческую организацию "Национальный антикриминальный и антитеррористический фонд", мы тесно сотрудничали с иностранным государствами как на территории России, так и за ее пределами, осуществляя деятельность во имя общей борьбы с общими угрозами».

Спикер Госдумы Борис Грызлов заявил, что «мы стали свидетелями не только разведдеятельности подданных Великобритании, но и финансирования ими НПО в России, нас возмущает эта ситуация, и мы примем обращение к своим коллегам из парламента Англии».

Первый вице-спикер Госдумы от "Единой России" Олег Морозов считает,  что «любой шпионский скандал очень неприятен именно тем, что когда некоторое время тому назад лидеры двух стран встречаются, обсуждают вопросы сотрудничества, в это же время за твоей спиной кто-то ковыряется у тебя в замочной скважине. Госдуме надо обозначить свою реакцию на фоне того, что в последнее время в Евросоюзе, Европарламенте, Совете Европы и его Парламентской Ассамблее очень часто по всяким поводам и без повода принято нас поучать. То им не нравится, как у нас обстоят дела с правами финно-угорского населения, то нас поучают, как правильно строить отношения с авиакомпаниями Европы, самолеты которых пролетают через российское воздушное пространство, в общем есть такой тон свысока, менторский. Теперь ясно, что закон об НПО совершенно правильный. Те, кто к нам приходят с добрыми намерениями, будут чувствовать себя у нас комфортно, как дома. А когда через НПО то ли деньги отмываются, то ли финансируется разведывательная деятельность в России, то ли вообще это некий транзит для того, чтобы эти деньги всплывали потом, например, в Чечне, то такую "дружбу" мы не приветствуем и деятельность таких "друзей" будем пресекать всеми доступными законными методами».

Другой вице-спикер от "Единой России" Владимир Пехтин заявил, что ряд стран Запада использует двойные стандарты в оценке деятельности НПО: «Когда мы (депутаты Госдумы) некоторое время назад выделили 500 млн. рублей на финансирование российских зарубежных неправительственных объединений, то это вызвало резкую критику со стороны ряда стран. В то же время эти же страны исподтишка через финансирование НПО пытаются дестабилизировать ситуацию как в России, так и в некоторых других странах бывшего СССР».

Наиболее чётко свою позицию выразил бывший сотрудник ФСБ и первый зампред комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков: «Это прямое вмешательство во внутренние дела России - другой оценки быть не может. И главный акцент должен быть сделан не на сам факт шпионажа британских спецслужб, а на финансирование ими российских неправительственных общественных организаций. Сам по себе этот факт говорит о том, что у нас были, есть и будут за рубежом оппоненты, которые преследуя свои цели, будут заниматься разведдеятельностью. Но главное - это очень тревожный установленный факт финансирования наших НПО британскими спецслужбами. Это подтверждает необходимость принятия закона об НПО, чтобы сделать их деятельность предельно прозрачной, особенно в части финансирования».

Последние новости