Статьи

"Пиррова победа" Григория Явлинского

05 декабря 2005 08:44

Дальний родственник Александра Македонского царь Пирр был человеком хоть и самолюбивым, но самокритичным. Одержав победу над римлянами, он в ответ на поздравления воскликнул: «Ещё одна такая победа, и мы погибли». Пирр понимал, что победа обошлась ему потерей войска, без которого все дальнейшие действия теряют смысл. Спустя добрых две тысячи лет стратеги из числа московских демократов бросили в бой все свои силы, не надеясь уже ни на что.

На стадии подсчёта голосов, когда представители блока «Яблоко» - Объединённые демократы» наклеивали почтовые марки на конверты для отправки писем с жалобами с перечислением фактов нарушений, лидеры партий уверяли, что они должны набрать не меньше 14% голосов, а шансы на прохождение 10%-ного барьера падали с каждым часом, демократический электорат всё ещё находился в растерянности: а правильно ли они сделали свой выбор?

К выборам в Мосгордуму демократы из «Яблока» готовились как к последнему и решительному. Кризис идей демократии образца начала 90-х годов был налицо. Кредит доверия, выданный российским обществом Явлинскому сотоварищи, таял на глазах. Начиная с 2000 года «Яблоко», лидируя в рейтинге демократических партий, тем не менее плелось в хвосте традиционных политических партий. Апоплексический удар, настигший правые партии на выборах в Госдуму 2003 года, выбил их из обоймы рейтинговых политических сил. Приближающиеся очередные парламентские и президентские выборы предоставили демократам последний шанс: или пан или пропал. На свою беду «яблочники» решили провести разведку боем, рискнув сыграть на московских выборах в городскую думу. Быть может, именно эта поспешность и оказалась той роковой ошибкой, приведшей «Яблоко» к победному краху.

В конце концов демократам стало ясно, что в одиночку им не победить. Правда, базис этого понимания было различным. СПС, например, прекрасно понимал падение собственной популярности и рост внутренних противоречий и срочно нуждался в обновлении содержания. Проводить такую хирургическую операцию при условии активизации коллег-конкурентов из «Яблока» было невозможно – «яблочники» могли воспользоваться временным исчезновением соседа с политического поля. Таким образом, вставал вопрос о том, как бы провести внутренние преобразования, нейтрализовав, а ещё лучше втянув соседей в этот ребрендинг. «Яблоко» в свою очередь понимая  превосходство над СПС и некоторый перевес в живой силе, также понимало и то, что с оголодавшими солдатами далеко не уедешь, поскольку светлые демократические идеалы хоть и представляются Григорию Явлинскому идеальной едой для избирателя, но не вдохновляют людей бросаться на амбразуру. Кроме чисто духовной пищи, требуется трапеза вполне земная, с чем также возникал дефицит. Соответственно, слившись воедино, СПС и «Яблоко» надеялись получить друг от друга недостающие элементы.

Собственно в этой базарной торговле за голоса, когда партии спорили о том, под чьим брендом идти, кого ставить во главе списка, в какой пропорции включать в список депутатов, – партии и начали терять голоса. Если бы речь шла о Госдумовских выборах, то торговля прошла бы не на публике, и время убедить свой электорат в необходимости и полезности объединения было бы достаточно. В данном случае ругаться пришлось у всех на глазах.

Вторым крупным проколом демократов стало сотрудничество с маргинальными партиями, такими как НБП. К национал-большевикам «яблочники» стали присматриваться ещё в прошлом году, когда возникла потребность в изменении тактики поведения – от парламентских дебатов к уличным баррикадам. Лучшим опытом в построении баррикад среди всех маргинальных организаций на тот момент обладала НБП с ее чётко вымуштрованными и, что немаловажно, недорогими солдатами, готовыми не задумываясь выполнять всю «чёрную» работу. Однако кропотливо налаживаемые и тщательно скрываемые связи пришлось выложить в качестве козыря перед избирателями. Особенно постаралось питерское отделение «Яблока», которому для оформления официальных отношений с Эдуардом Лимоновым не хватало резолюции вышестоящего начальства. Но проведя необходимую разъяснительную работу среди своих партийцев, демократы не успевали подготовить почву для высаживания нового гибрида в массы, мягко говоря, прохладно воспринявшими идею слияния с НБП. Учитывая предпочтения электората, лидеры партии в последние две недели перед выборами решительно опровергали все свои предыдущие заявления. Пользы это не принесло, поскольку те, кто видел тенденцию к союзу, не поверили таким скоропалительным заявлениям, а кто не знал – получил возможность задуматься о перспективах демократического движения, заигрывающего с национал-большевиками, исповедующих профашистскую идеологию, что подтверждали и сами «яблочники».

Третьим фактором, вытянувшим «Объединённых демократов» на московских выборах, но способным утопить их в будущем, стало снятие с выборов «Родины». Как минимум провокационные агитационный ролик и высказывания Дмитрия Рогозина вызвали хоть и инстинктивное неприятие среди московской интеллигенции, но заставили её задуматься о чуть более радикальных методах решения социальной политики в России, нежели предлагаемых «Яблоком». Но слова лидера «Яблока» Григория Явлинского о том, что «снятие партии «Родина» с выборов по иску Жириновского не имеет ничего общего с борьбой против ксенофобии национализма и не служит цели реального искоренения фашизма в России», фактически признающего «Родину» невиновной, позволили оттяпать «объединённым демократам» несколько процентов рогозинского электората, отвалившегося в своё время у того же «Яблока». Но что скажут завтра Григорию Алексеевичу его избиратели по поводу его шаткой позиции по вопросам национализма – предположить нетрудно.

Самое интересное, что даже сторонники «объединённых демократов» с горечью воспринимают их так называемую победу на выборах. «Триумфом «Родины» и поражением демократов» назвал Борис Ноткин итоги выборов в эфире «Эха Москвы». Политолог Дмитрий Орешкин отметил, что одной из главных причин поражения демократов на выборах (даже если они проскочат в Мосгордуму) стало их инкорпорирование во власть. По мнению политолога, они стали уже частью истеблишмента, частью власти, поэтому демократам трудно объяснить избирателям, что они реальная, а не искусственная оппозиция власти. Журналистка Евгенеия Альбац и вовсе в прямом эфире «Эха Москвы» призвала демократов перестать «называть себя элитой, вылезти из машин с затемненными стёклами и идти в демос».

Как и почти 200 лет назад нынешние поборники демократии оказались страшно далеки от народа. Но в отличие от декабристов, имевших чёткие убеждения и желание сделать лучше, их современные наследники мечутся между властным ресурсом и популистскими (местами даже экстремистскими) методами, не зная, что же всё-таки предложить народу. Победа "Яблока" - Объединённых демократов", набравших 11% голососв и получивших таким образом три места в городском парламенте, оказалась пирровой. Ни одна из вышеозначенных проблем не получила решение и лишь усугубилась: до сих пор осталось не выяснена позиция "Яблока" в отношении НБП; до сих пор "Яблоко" всё ещё огрызается на одного из руководителей СПС Анатолия Чубайса; правые так и не смогли убедительно доказать на деле единство своих рядов и веру в своих избирателей. С трудом вскочив на подножку уходящего поезда в Мосгордуму, демократы вздохнули с облегчением, а зря. Выданный им аванс требует расчёта ответами на заданные вопросы. И в случае если "победителями" договор с электоратом будет пересмотрен, не факт, что их ждёт успех в 2007 году. Под каким бы названием они не выступили.

Александр Белов

Vadim Gorshenin
Новости